Олигархат

Опубликовано: 22 Марта 2017 лета
Автор статьи: Анатолий Несмиян

«ПОНЯТИЯ»

Вся эта странная история с девицей Багдасарян, которую целое государство «увещевает и репрессирует», но при этом она совершенно спокойно из раза в раз садится за руль (даже будучи лишенной пожизненно водительских прав), имеет под собой абсолютно железную логику.

В стране уже построено сословное общество. По факту оно существует и живет своей жизнью. И пока не вписывается в правовые рамки, в которых формально все равны перед законом. В реальности равенства не просто нет — оно точно так же по факту сменилось понятием «Друзьям все, остальным — закон».

Строго говоря, друзьям тоже не всё — но у правящей знати есть свои законы, по которым она строит свои собственные внутренние взаимоотношения. И они весьма жестки и соблюдаются почти неукоснительно. Самое страшное наказание — деклассирование, сбрасывание в толпу. «Чтоб ты жил на одну зарплату» — веселая фраза из комедии превратилась в реальный кошмар.

С точки зрения этих бандитских (а теперь уже по сути сословно-феодальных) понятий Багдасарян не совершила вообще ничего предосудительного. Вспомните, как у Дюма мушкетеры или там герцог Бэкингем неслись вскачь по улицам, не обращая внимание на тех, кто попадался им на пути и даже сбивая некоторых зазевавшихся горожан. Чем в данном случае отличаются от них действия сановных детишек? Да ничем. Подумаешь, смерд не увернулся. Или предыдущий случай с сановными отпрысками — да мало ли, что городская стража требует остановиться. Кто она, а кто мы. Вице-президент «Лукойла» убивает двух женщин, в провинции дочурка местной номенклатурной чиновницы калечит и убивает своей машиной людей — и получает отсрочку, а затем и вообще освобождается от наказания. Чем не Дюма?

В итоге и возникает противоречие. Закон к бандитско-воровским детишкам уже невозможно применить, а по их сословным понятиям ничего вообще не произошло. Вот и приходится из рядового случая мучительно выкручиваться и что-то такое изобретать.

Решение в рамках существующей системы отношений, конечно, есть. Всего лишь создать два законодательства — для знати и для тяглового сословия. Пока это, понятно, не слишком удачная идея, но лишь в ее публичном оформлении. Ну, там демократия, опять же — Конституция, её гарант и прочая никому неинтересная белиберда. Поэтому и приходится создавать видимость правосудия, полюбовно спуская всё на тормозах.

Понятно, что Багдасарян — сугубо частный случай из общей практики. Но она (практика) существует, и хочешь не хочешь, но её придется либо формализовать, закрепляя современную дикость [——] мафиозного государства, либо ликвидировать саму суть противоречия — то есть, бандитско-сановное сословие. Другого пути всё равно нет.


Источник