Автор памфлета: Игорь Стрелков
Опубликовано: 20 Апреля 2018 лета

Сказ о том, как Шериф Ноттингемский запретил Телегу

Однажды утром к шерифу Ноттингемскому пришел рыцарь Гай Гисборн с докладом. Рыцарь был мрачнее обычного (надо сказать, что Рыцари Храма и так не отличались весёлостью, но Сэр Гай в тот день «бил все рекорды»).

— Что случилось сегодня, мой дорогой Сэр? — задал риторический вопрос Шериф: — Неужели опять…?

— О, да, Ваша Светлость! Опять они! — безнадежно развел руками в латных перчатках Гисборн.

— Они?!? — удивление Шерифа было непритворным — Я полагал, признаться, что речь пойдет об этом проклятом «Добром Робине»… только он по сей день умел так огорчать такой Светоч Английского Рыцарства, как Вы, Сэр Гай…

— Он размножается! — хмуро бросил Гисборн и без сил упал в резное кресло… его кольчужная юбка и пластинчатый нагрудник, которые рыцарь не снимал даже во сне, глухо звякнули… — Это раньше он был один. Теперь размножился и продолжает размножаться, как блохи в Вашей голове, Милостивый Шериф!

— Неужели также? — Его Милость задумчиво, но энергично зачесал затылок.

— Пожалуй, даже быстрее! — Сэр Гай вскочил с кресла как ошпаренный (одна из блох Шерифа укусила его прямо в едва прикрытую старой тряпкой задницу — кольчуга от укуса нисколько не спасла)… — Я просто поражен! Робин-Гудов в Шервудском лесу нынче уже сотни, а скоро будут тысячи! Надо что-то делать! И еще — к ним постоянно прибывают подкрепления от сарацинов! Возможно, их финансирует сам враг рода человечества — зловредный Саладин!

— А разве Вы и остальные доблестные тамплиеры не победили Саладина и его войско на дальних подступах — на просторах Королевства Иерусалимского? — слегка ехидно осведомился разобиженный за своих блох Шериф (но его ирония пропала втуне — Сэр Гай в упор не понимал ни иронии, ни шуток).

— Да уж сто лет скоро, как все побеждаем и побеждаем… — угрюмо развел руками Цвет Английского Рыцарства — Да всё никак.. скорее наоборот… Впрочем, при чем тут Святая Земля? Говорю-же — они у нас тут, под боком, всего в полутора милях от этого замка… И если так пойдет дальше, то скоро они будут есть и пить тут — прямо в этом зале, а мы будем там… в лесу… но не пить и не есть — а висеть на ветках, подвешенные за шею… Надо принимать решительные меры!

— И что вы предлагаете?

— Издеваешься, Ваша Светлость! — рыцарь злобно взглянул прямо в глаза Шерифу — Наше дело — исполнять, а предлагать, излагать (да и вообще лгать) — это по твоей части… на то сюда тебя Король Иоанн и поставил.

— Повежливее, Сэр! — слегка посуровел Его Милость… — Вроде, мы все уже перепробовали. Ловили, топили в сортирах, разрывали на части… но их все больше и больше… Ты что скажешь? (Шериф повернулся к скрючившемуся в углу монаху-советнику).

— Может, перестать завозить ирландцев на сезонные работы? Робингудовские банды пополняют, по моим данным, в основном, не заморские сарацины, а они… — промямлил, опустив очи долу, монах…

— Ты еще посоветуй меньше даров брать! Не забыл еще, как за такие советы тебя батогами? — яростно, словно напуганный кот, прошипел Шериф. — От ирландских голодранцев прямо зависит благосостояние казны и выполнение Королевских Проектов! Только они и работают в этой стране, где все еще не спившиеся мужчины или в Армии, или в таких вот «Робингудах»! Да и Его Величество четко сказал ,что трудовых ресурсов нам нужно еще больше!

Монах, почуяв в последних словах угрозу угодить под обвинение в государственной измене (усекновение головы с предыдущим четвертованием), тихо заскулил и упал на колени:

— Не вели казнить!

— Ну, вот, захныкал уже… — досадливо махнул рукой Шериф. — Боишься? Не меня бояться надо ,а Робингуда! Еще мысли есть какие-нибудь? Или тебя лучше на дыбу вздеть ,чтобы лучше и быстрее придумывалось?

От страха монах побелел, как полотно и торопливо залопотал:

— Лес! Надо вырубить весь Шервудский лес! Робингудам негде будет прятаться и они вернутся на поля и стройки!

— Идиот! Лес — королевский! Король очень следит за своими лесами! (Иначе я-бы его давно сам вырубил и продал сарацинским купцам — они за дуб и бук платят золотом — им на корабли нужно! — про себя подумал Шериф). Думай еще!

Но монах только морщил лоб и мычал.

Неожиданно вмешался Сэр Гай — он был мужчина с военно-кавалерийским воспитанием и умел, иногда, мыслить пусть прямо, но (очень по-своему) креативно. Размышлял он, обычно, вслух:

— Если нельзя вырубить лес и нельзя прекратить завозить новых робингу… то есть ирландских дармоедов, то что-же делать? Значит, надо лишить их снабжения! — догадался Светоч Английского Рыцарства. — Они тогда сами сдаваться придут!

— Угу, а как? — скептически хмыкнул Шериф. — Легко сказать! Оцепить лес — стражников не хватит, да и толку-то — всё равно за пару пенсов что угодно пропустят…

Но доблестный рыцарь не сдавался:

— Ваша Светлость, дозвольте уточнить? А на чем возят, обычно, окорока, хлеб и эль ,когда их много надо? — Я к тому, что робингудов в Шервудском лесу уже многие сотни, если не тысячи. И все хотят пить-жрать…

Шериф непонимающе мотнул головой и небрежно бросил:

— На чем — на чем? На телегах! Видел, небось, такую повозку на 4 колесах, запряженную волами или (если богатый человек едет) лошадьми?

Сэр Гай, как обычно, пропустил колкость мимо ушей и торжествующе заключил:

-Надо запретить Телегу!

— Чаво? — от изумления Шериф перешел с благородного старофранцузского на английский разговорный.

— Надо запретить телегу! — еще раз веско отчеканил Гисборн. И, сожалеюще посмотрев на тугодумного Его Милость, начал подробно разъяснять:

— Если запретить к употреблению не просто одну телегу, а Телегу, как понятие, как средство передвижения вообще — то селяне будут вынуждены все носить в лес своим робингудам на руках, ну, или,в крайнем случае, на ослах (ослы тогда еще не были распространены в Англии, но Гисборн, целых 3 месяца побывавший в Пальмире с развлекавшими благородное рыцарство паломниками и паломницами, их уже видел). А на ослах много не увезешь! (Сэр Гай торжествующе вздел одетый в латную чешую грязный палец). В лесу начнут голодать. И скоро сдадутся.

«Ну ты, брат, и рыцарь!» — подумал про себя Шериф, скривив лицо в иронической ухмылке. Он даже хотел высказаться более конкретно и вслух, но будучи человеком по-средневековому неглупым , все-же сдержался. А сдержавшись — задумался. А задумавшись — внезапно просиял.

— Эврика! — воскликнул он по гречески. Монах в углу крякнул, а Сэр Гай ничего не понял.

Между тем, Шериф принялся бродить по приемному залу, заложив руки за спину и вполголоса рассуждая сам с собой примерно следующее:

— Гисборн, конечно, редкий… ну, допустим, осёл… но ведь это и хорошо! Ясное дело, робингудов из леса уже никто не выкурит, а я — тем более. Но король-то будет спрашивать о принятый мерах. И меры должны быть не какие-то мелкие, а масштабные! Чтобы королевские советники (а они там почти все — как Сэр Гай — с военно-кавалерийским воспитанием) аж рты пораскрывали от удивления! Ну и, на всякий случай, идею надо подать, как «инициативу снизу» — за подписью Сэра Гая… (писать он, конечно, не умеет, но крестик поставить сможет… и, по рыцарственной глупости, от оного потом не отречется). И в самом деле — почему не запретить в нашем графстве Телегу? Пользоваться ей все равно продолжат все, но шуму будет — на полгода минимум. А мне больше и не надо… авось, за это время меня в Лондон, в Королевский Тайный Совет призовут. Или Короля Иоанна свергнут. Или… в общем — в наше Средневековье за полгода что-нибудь да и произойдет. А Сэр Гай тут пусть сам дальше расхлебывает, как автор-инициативник…

Другие памфлеты автора


Источник