демократия

Опубликовано 27 Апреля 2013 лета

Знаете, а я им не верю. То есть я признаю логичными все доводы о том, что Запад вильнул в сторону от прямой конфронтации с нами. Я согласен, что провал цветных технологий в Росси признан у них там — за факт. Об этом говорит и резкое снижение инвестиций в оппозиционные СМИ, и успехи наших правоохранительных органов в деле взятия наиболее видных оппозиционеров за причинное место. Правда, какие они там теперь «видные» — бывшее болотное движение деморализовано, воздух из него выпущен, а его основные бенефициары покинули улицы и перебрались в министерства и телестудии, где дискутируют с президентом в прямом эфире.

Наглого сноса нашего государства необученными леммингами не будет, все уже поняли.

Это победа?

Нет.

Просто наши уважаемые оппоненты из конкурирующей мега-державы убедились, что мягкие технологии у нас не работают, потому, что эти технологии разрабатывались для стран второго и третьего сорта с элитой, состоящей из лис, крыс и хорьков. Страна у нас — не второго и не третьего, а первого и высшего сорта. И элиту формирует, хотя бы отчасти, фауна покрупнее.

imerria_dobra

Но. Важно понимать и смиренно принимать один факт – страны калибра США никогда не отступают. Никогда. Неудача не является для сверхдержавы поводом для отступления.

Поэтому никакой передышки, о которой сейчас говорят наши товарищи, по моему мнению — у нас не будет.

Проект “белая лента” закрыт, да здравствует новый проект.

О том, что это будет за проект, нам намекает тот самый бостонский теракт и круги, расходящиеся от него в зарубежной прессе.

И круги от него расходятся такие, что нам следует немедленно подобраться, живот втянуть и ждать сюрпризов.

«Что объединяет бостонского террориста Тамерлана Царнаева и лидера «Аль-Каиды» Аймана аль-Завахири? Например, то, что оба прожили по несколько месяцев в Дагестане, — пишет в статье для The Wall Street Journal Глен Ховард, президент Jamestown Foundation (США). Дагестан он называет «центром, где процветает деятельность глобальных джихадистов».

1_219

По предположению автора, Тамерлан стал радикалом в США, но в Дагестане прошел выучку, необходимую для теракта в Бостоне. «Если так, то это произошло прямо под носом у российских спецслужб», — замечает Ховард. — «США не обращают внимания на «сепаратистские войны Чечни с Россией и подавление Россией мусульманских меньшинств», — сетует автор. Он советует Вашингтону активнее решать проблемы Северного Кавказа.

«Важно продолжать сотрудничество с Москвой в контртеррористической сфере (хотя Кремль и пытается объявить всех своих противников террористами или прочими врагами государства)», — продолжает автор. Он рекомендует уравновешивать это сотрудничество общением с «верными союзниками США» — Грузией и Азербайджаном.

«Не нужно также забывать, что Олимпиада в Сочи — вблизи Северного Кавказа — может оказаться «самой опасной за 40 лет», — говорится в статье.

«Мы не должны вуалировать чеченское происхождение предполагаемых бостонских террористов», — пишет на страницах The Washington Times экс-полпред США в ООН Джон Р. Болтон.

«Пожалуй, наилучший подход — атаковать самих террористов за рубежом, а не строить «линию Мажино» на нашей территории», — добавляет он.

«Вашингтон и Москва борются с терроризмом абсолютно разными способами, утверждает автор статьи. В Уотертауне, штат Массачусетс, американская полиция изо всех сил избегала взрывов или перестрелки, которые могли бы нанести вред мирным жителям, а также их имуществу», — пишет он.

«Российский сценарий представлял бы собой массированную операцию по уничтожению целого района, где могли бы скрываться подозреваемые. Несколько сотен жертв среди гражданского населения были бы списаны как неизбежные потери», — фантазирует Бугайски.

megeri

Такая стратегия, очевидно, применялась при штурме школы с захваченными заложниками в Беслане, когда погибли 380 человек, в основном дети и учителя, говорится в статье. «Нечто подобное наблюдалось при отравлении газом 130 граждан в московском театре в октябре 2002 года, когда спецслужбы поставили целью уничтожить взявших их в заложники террористов», — вспоминает обстоятельства трагедии на Дубровке автор.

«Российская борьба с терроризмом создала того врага, которого Москва, судя по всему, пытается истребить. Чеченский национализм трансформировался в общекавказские беспорядки, в ходе которых радикалы-исламисты из разных этнических групп устраивают теракты во всех республиках Северного Кавказа», — считает автор статьи.

«Есть две главные причины, по которым Кремль обратился к американскому правительству. Во-первых, он хочет изобразить терроризм, направленный против Америки, равнозначным антироссийскому терроризму и, таким образом, избежать критики со стороны США его жестоких контртеррористических операций», — полагает Бугайски. — «Во-вторых, Кремль дает понять, что любые планы по срыву зимних Олимпийских игр в Сочи в феврале 2014 года будут безжалостно подавлены». Автор, со своей стороны, предостерегает: «По мере приближения Олимпиады рвение российских спецслужб, скорее всего, усилится и может спровоцировать ту реакцию, которую борьба с терроризмом должна предотвратить».

Если кто-то по какой-то причине чего-то не понял, я поясню.

comix_12

Пресса нашего глобального конкурента подаёт публике бостонский инцидент как мандат, который позволяет Западу требовать от России доступа к Северному Кавказу. Основной посыл заключается в том, что Россия по причине своего варварства, некомпетентности, пренебрежения правами человека — не в состоянии укротить кавказский терроризм, который теперь стал (см. Бостон) международной проблемой, а следовательно, требует международного решения.

Западу предлагается внести оживление в свои отношения с ваххабитами Северного Кавказа при помощи друзей из Грузии и Азербайджана.

Для того, чтобы убедить население России и мира в том, что Россия не справляется с кавказским терроризмом, и в том, что кавказский терроризм стал международной проблемой — требуется эскалация насилия, резкий рост числа терактов. Причём как в России, так и по всему миру.

Всё то финансирование, что недополучают сейчас российские правозащитники — пойдёт «воинам Аллаха».

Проще говоря – если будет решено не «уступить Ближний восток России», а «Слить ближневосточный котёл в Россию» — нас будут запугивать, а на начальство нашей страны будут давить. Несомненно, стоит ожидать большого количества вопиющих преступлений с кавказским следом, межнациональных столкновений, провокаций.

Нас будут испытывать на прочность нервной системы, шантажировать страхом за жизни наших близких. Апогея насилие должно достигнуть примерно к Олимпиаде.

Я не то чтобы уверен, что так и будет. Но именно такой сценарий довольно громко предлагается Америке кругами, которые только пару лет назад заварили ближневосточную катастрофу.

Хотелось бы, чтобы на новую им финансирования не выделили.

Автор: Роман Носиков
Юрист, публицист

Роман Носиков

Источник: «ОднакО»