🎬 Описание:
Опубликовано 26 Октября 2016

В эфире радио «Комсомольская правда» — Игорь Стрелков, Максим Калашников, по телефону — Павел Губарев и Михаил Хазин. Итак, как понимать намеки Порошенко-Вальцмана на возможность прямой войны с РФ? Передача «Из глубины».

Что стоит за этими заявлениями и может ли начаться российско-украинская война за Донбасс, мы обсуждаем с бывшим командиром ополчения ДНР Игорем Стрелковым в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Послесловие, опубликовано 28 Октября,
Игорь Стрелков, блог ЖЖ

После вчерашней беседы с Максимом Калашниковым на «Радио-Комсомольская правда» по сценариям возможного обострения боевых действий на Украине (непосредственным поводом стало заявление Поршенко о том, что «альтернатива «минску» — война с РФ), у меня осталось «чувство недоговоренности». Формат беседы на «Радио-КП» не слишком удобен для нормального изложения мыслей — каждые 15 минут — перерыв на рекламу, плюс каждые полчаса — новости. Разговор «рвется», постоянно приходится торопиться в речи. Звонки слушателей — сюда же. В общем, только очень коротко сумел сказать то, что намеревался. Попробую более подробно высказаться здесь.

Во-первых, остаюсь при своем глубочайшем убеждении — «Минск» (версии 1 и 2 — без разницы) — совершенно мертворожденное дитя — плод предательства русского народа Украины, Новороссии и конкретно Донбасса. Со стороны РФ (в лице условного Кремля) — результат решения «спустить в унитаз» «Русскую весну» и с наименьшими потерями для себя. Со стороны Киева, управляемого из Вашингтона в «режиме он-лайн», — стремление затянуть время перед неизбежным возобновлением войны в рассчете на то, что чем дольше оно продлится, тем сильнее будет ослаблен противник. При этом для обеих сторон ничего положительного «минск» не принес.

Хотя властям РФ и удалось полностью погасить народный подъем весны-лета 2014-го, она от этого нисколько не выиграла: поддержки активной части патриотически настроенного населения Кремль лишился, а вот «дивидендов» от «уважаемых партнеров» не получил ровным счетом никаких: даже де-факто не признано воссоединение Крыма, санкции снимать никто и близко не собирается, а принять Донбасс «на собственный кошт» (сняв его содержание с Москвы) Киев готов только на собственных (предельно позорных и чреватых для Кремля) условиях.

С другой стороны, Киеву тоже нечем особо похвастаться — экономическая ситуация на Украине, мягко говоря, не самая лучшая, «майданные иллюзии» у прозападно-настроенной и «укро-патриотической» части населения серьезно развеялись, нарастает апатия вкупе с недовольством. А «социально-экономический и политический крах РФ», на который возлагаются надежды, он когда-а-а еще наступит… В навязанном заокеанскими хозяевами изнурительном «соревновании» под лозунгом «кто быстрее сдохнет», у Украины есть шансы и выиграть… то есть развалиться раньше, чем рухнет «путинский режим».

В ситуации, когда обе стороны несамостоятельны в собственных решениях и менее всего исходят при их принятии из национальных и государственных интересов, — политика Киева и Москвы вырождается в предельно унылый спектакль с переходящим из действия в действие одним и тем же сюжетом — продолжением вялого препирательства в стиле Паниковского и Балаганова «а ты кто такой?» Ибо воевать с целью одержать решительную победу — нельзя («большие дяди» из Вашингтона, Цюриха, Лондона и т.д. не разрешают), а сдаваться — опасно (народ может не понять и тогда всякое стрястись может). Вот и приходится взаимно «морозить» подтухший в полу-войне Донбасс, периодически катаясь по «нормандским форматам» (где две другие послушные марионетки США — Меркель и Олланд — их «профилактируют», мотивируя оставаться в русле «современных ценностей»). За два года войны оба лидера изменились в плане публичного имиджа строго на 180 градусов: Порошенко, 26 мая 2014 года гордо пообещавший «вернуть Донбасс и Крым, даже если ему придется войти в историю «Петром Кровавым», заметно «притух» и теперь сам угрожает депутатам своей помойно-скандальной Рады, что «если не «минский процесс» — то война с РФ». А «горный орел» Владимир Владимирович, угрожавший «за спинами постоять» и т.д. и т.п. даже внешне очень-очень «посмирнел», скукожился и стал тщательно (выражаясь его собственным языком) «фильтровать базар», избегая любых смелых высказываний. У него тоже и «минску» настолько «нет альтернативы», что с Украиной добрососедских отношений захотел аж на основе (словами Пескова) международно-признанных границ…

В общем — оба хороши и наглядно демонстрируют образ «хромых уток от политики».

Однако «сколь долго веревочке ни виться — все конец будет». И актуален вопрос о том — каким будет этот самый конец. Неужто и впрямь этим двум коммерсантам, изображающим из себя «национальных лидеров» и «геополитических игроков», удастся довести «минск» до завершения? И сдать Донбасс обратно в Украину на основе какой-нибудь куцей «автономии»? Или хотя бы довести ситуацию до «приднестровского варианта», при котором «самопровозглашенные республики» десятилетиями никто не признает, но они все-таки существуют в режиме реального перемирия?

Уверен, что ни того, ни другого не получится.

Итак, что нас ожидает на Украине и Донбассе в ближайшее время?

Исходя из положения сегодняшнего дня — ситуация будет постепенно обостряться, возвращаясь (по степени интенсивности позиционных боестолкновений) к весне 2015 года. Потому, что Путин (под этим именем надо понимать не только самого ВВП, но и его ближайшее окружение — «корпорацию») начинает терять терпение. Чаемое «примирение с Западом» (ради которого РФ влезла в Сирию) за счет «мягкой» сдачи Донбасса убегает, как мираж — вечно маячащий на горизонте, но недостижимый. А ситуация в экономике и социальной сфере все более нервирует «небожителей» — нефть застряла в диапазоне 40-50 долларов, доходы падают, санкции действуют и конца им не видно, а две незаконченные войны тяжелейшим грузом лежат на бюджете и внебюджетных фондах. Пока (замечу — «от великого ума») сделана ставка на скорейшую «победу» в сирийском конфликте. Но когда для наших вождей все-таки «дойдёт», что это невозможно (дай Бог, чтобы данное понимание пришло без явного военного поражения от «дорогих партнеров») — выход из щекотливой ситуации они вполне могут увидеть в обострении кризиса на Донбассе. Впрочем — это дело будущего.

Пока же нарастающее раздражение против «уважаемых киевских партнеров» и их вашингтонских хозяев частично купируется собеседованиями «в минском формате». Надежды на то, что «партнеры» когда-нибудь проявят «милость» и отпустят Кремль из «донецкого капкана» еще не избыты. Вместе с тем, серьезные (и тщетные) надежды вновь возлагаются на внутреннюю дестабилизацию Украины. (Отмечу сразу — не слишком серьезно отношусь к подлинности «планов Суркова», якобы похищенных с его взломанного почтового ящика, но общие тенденции в них отмечены вполне верно и частично подтверждаются имеющимися у меня данными). Поскольку она (Украина) на «замерзла» и не «развалилась сама» до сего дня, и «сговорчивости» в отношении Кремля все никак не прибавляется (скорее наоборот), то, по всей видимости, решено Киев «подтолкнуть». И Сурков, как «главный труженик» на данной ниве и главный ответственный за «Минск» («накиданный» явно на его коленке) — будет «подталкивать». В помощь ему Украине пообещают какие-нибудь санкции и, наверное, даже их постепенно (а также не полно и непоследовательно) введут.

Хорошо изучив всю деятельность Владислава Юрьевича и его приближенных (не только на внешнеполитической арене), а также его прославленную привычку «играть в наперстки одновременно на многих досках», могу смело прогнозировать — планы давления на Украину провалятся без какого-либо положительного эффекта. Как и весь «минский процесс». Они если и дадут какой-то эффект, то лишь обратный — половинчатое и неуверенное давление со стороны РФ лишь «подморозит» разлагающуюся «украинскую государственность» вместо того ,чтобы ее поколебать или «уронить». Все «пиар-кампании» в российских СМИ, на которые уйдет (с учетом «распилов») львиная доля средств, окажутся «пустым звуком». А если какой-то серьезный эффект, вопреки ожиданиям, и будет достигнут — то США его легко купируют — поскольку их влияние на украинский «политикум» куда как серьезнее. И еще потому, что в отличие от Кремля, Вашингтон не «вертится флюгером», а ведет свою линию на разрушение РФ путем серии «управляемых конфликтов» последовательно и твердо, благодаря чему вся рать его наемных и добровольных агентов (в том числе в правительстве РФ) может быть уверена в неизменности позиции «сюзерена».

Но сами планы воздействия на украинский «политикум» безследными не останутся — они свой вклад в нарастание напряженности обязательно внесут. Чем будут способствовать срыву очередных этапов «минска» и дальнейшему росту раздражения Кремля, чьи примирительные жесты регулярно оплевываются «уважаемыми партнерами». У Киева нет иной разумной тактики, чем стойко саботировать «минский процесс», одновременно поддерживая на донецком фронте военную напряженность и ожидая, когда «медведь ослабнет» (или приказа из Вашингтона «атаковать не взирая на последствия»). Определенное обострение Порошенко и Ко выгодно — оно позволит поддерживать у населения иллюзию того, что все экономические неурядицы — следствия «агрессии» со стороны РФ и что действующие власти защищают «украинский народ» от «восточных монстров-расчленителей» и т.п. Опасность лишь в том, что излишне резкая и масштабная активизация боевых действий может привести войну в «неуправляемое русло» и запустить необратимые процессы. Впрочем, этого боятся и стараются избежать как в Киеве, так и в Москве.

У Кремля есть всего альтернативы продолжению изнуряющей безперспективной тягомотины:

Первая из них заключается в нанесении ВСУ очередного «частичного поражения» (в комплексе с попытками воздействия на «укро-политикум» изнутри). Чтобы «сделать партнеров сговорчивее». На пример — взяв Мариуполь. Благо, укро-военные дают на этом направлении дают более чем достаточно поводов, способных не только вызвать очередное «бла-бла-бла» Захарченко на тему «а вот мы Киев будем штурмовать». Но тут есть две проблемы:

1. Просто так «пойти и взять» Мариуполь не получится. ВСУ давно уже не те, что весной-летом 2014 года. Они серьезно укрепились и многому научились. Большая часть личного состава банально «обстреляна», что немаловажно при ведении боевых действий. На всех основных направлениях созданы хорошо оборудованные рубежи и опорные пункты. «Корпуса народной милиции» же находятся в полуразложенном состоянии (о чем укро-разведке прекрасно известно). Не говоря уже о том, что общее и техническое превосходство ВСУ над «корпусами» по-прежнему весьма существенно. Так что, без непосредственного привлечения регулярных частей и соединений ВС РФ, наступление «корпусов» может быстро закончиться где-нибудь восточнее Новоазовска — аккурат на российской границе. А вступление сухопутных соединений регулярной российской армии в боевые действия под видом «местных ополченцев» (то есть без массированной авиационной и ракетно-артиллерийской поддержки) обязательно приведет к тяжелым потерям (скрыть которые не получится) и, при этом, не гарантирует успеха. А если применить те высокотехнологичные виды вооружения, в которых РФ имеет абсолютное превосходство — то скрыть начало военных действий можно будет частично только перед собственным населением. С соответствующими последствиями, лишающими подобное «ограниченное» вмешательство всякого смысла. Впрочем, логика Кремля для меня недоступна — её, с точки зрения нормального человека, просто нет. Да и знают ли в Кремле реальное состояние «корпусов»? Может быть, там «витают в розовых облаках» по данному поводу? «На бумаге»-то, уверен, «всё в ажуре»… Ведь что-то, а чиновное «очковтирательство» при Путине заметно превысило пресловутые «советские образцы».

2. Если все-таки «ограниченное наступление» завершится успехом — оно, с очень высокой вероятностью, мало что даст Москве в плане продвижения «минского процесса». Киев, чувствуя крепчающую поддержку США и их европейских сателлитов по НАТО, может просто объявить о выходе из «минского формата». А даже если нет и будет заключено новое «перемирие», то что помешает «уважаемым партнерам» вновь закрутить проверенную «шарманку» с затягиванием реализации соглашений? А, тем временем, Москве придется тратить деньги из худеющей казны еще на один полумиллионный город и на еще более удлиннившуюся линию фронта. В общем — со стратегической точки зрения, получится тоже самое, что сейчас — только гораздо хуже: ведь не надо быть бабой-Вангой, чтобы уверенно предсказать (в результате нового обострения боевых действий) резкое ужесточение западных санкций и, соответственно, ускорение разрушения нашей сырьевой колониальной экономики.

Вторая альтернатива (для которой Кремль к настоящему времени явно «не созрел») — это полноценный военный разгром всей украинской псевдо-государственности — с последующим полным переформатированием Украины и далее — всего постсоветского пространства. К подробному разбору данного варианта мы еще вернемся ниже и в другом контексте. Пока же можно точно сказать — ничего подобного Путин не планирует — сейчас это для него «красная черта», переход которое означает не просто военный конфликт «первого ранга», но и натуральную «революцию сверху» с отменой практически всех «демократических завоеваний 1991 года», решительными реформами в экономике (с фактическим уничтожением олигархата), полным отказом от надежды на возвращение в лакейскую прихожую «цивилизованного сообщества» и так далее. Если ВВП оказался совершенно не готов к подобному развитию событий в 2014 году — на пике своей популярности и финансовых возможностей, то ожидать от него чего-то подобного сейчас (когда популярность падает строго параллельно падению финансовых резервов), увы, практически не приходится…