Опубликовано: 18 Июня 2018 лета

Поскольку в очередной раз был затронут вопрос о моем происхождении и национальности — распишу коротко то, что мне известно о моих предках.

По мужской линии отца — мои предки (семья Гиркиных, дальние родственники — Гирко) происходят из села Вороново Костюковичской волости Могилевской губернии. Село находилось (попало в Чернобыльскую зону отчуждения и было полностью выселено) на реке Беседь — на самой границе с Рославльским районом РФ. Семья была крестьянская, большая. Моих родственников с моей фамилией по сей день много проживает в Костюковичах, Могилеве, в Минске.

По семейному преданию, родоначальником был некий солдат родом из-под Гродно, служивший до отмены крепостного права 25-лет, но от тягот службы дважды бегавший из армии и подолгу скрывавшийся в селе. Когда его поймали второй раз — то запороли шпицрутенами.

Однако он успел жениться и «настрогать» много детей. Фамилия — от слова «гирка» — сорта пшеницы, выращивающейся в Белоруссии и на Украине.

Мой род происходит от сына беглого солдата — Егора Мироновича (по данной линии я знаю «полное» имя-отчество только прадеда). Егор Миронович участвовал солдатом в Первой Мировой войне, вернувшись с которой — поддержал сов.власть и какое-то время был волостным комиссаром милиции (по семейным воспоминаниям — «разъезжал на тройке с двумя маузерами в одиночку, несколько раз отстреливался от покушений). Однако потом «женился на кулацкой дочке» и в итоге был репрессирован и сослан. Во время войны село Вороново было под немецкой оккупацией. Часть родственников участвовала в партизанском движении. Немцы семью не тронули.

В 1933 году мой дед — Гиркин Игнатий Егорович поступил на военную службу в РККА в 1933 году, закончил авиационно-техническое училище и всю службу прослужил на авиационно-инженерных (не летных) должностях. Служил сначала под Могилёвым (там родился мой отец), потом — многие годы — на Дальнем Востоке — вплоть до начала войны в Корее (он был военным советником в Северо-корейских ВВС). После эвакуации из Кореи (всей семьей вылетали в бомболюках), служил в аппарате военпредов в МИТТ («Московский институт теплотехники») в Москве — кому интересно — найдите в интернете — что строил и строит завод. Там же позже работал инженером мой отец. Службу закончил в звании майора, имел ордена — 2 «Красной Звезды», «Боевого красного Знамени», «Ленина», много медалей. В боевых действиях участвовал только в 1945 году — против японцев и в 1945-1946, когда в составе сводного подразделения участвовал в операциях по «зачистке» района дислокации (в Манчжурии) от остатков японских войск. Скончался в Москве в 1980 году.

Моя бабушка по отцу — Гиркина Александра Яковлевна (урожденная Стрелкова) — родилась в районе города Вышний Волочёк Тверской Губернии в крестьянской семье. В В. Волочке проживают по сей день ее (мои) родственники разных фамилий — по линии ее сестер. Как и где она познакомилась с дедом — толком не знаю. Ее отец — Яков Фёдорович Стрелков, возможно, до революции носил фамилию «Жандармов» — которую (как «неполиткорректную») сменил после 1917 года. Он служил в армии во время Русско-Японской войны и на Первую Мировую отправился в чине фельдфебеля в ополчении 1-го разряда. Возможно — служил в 101-м пехотном полку (на основании позже пропавшей фотографии, где он стоит в форме с ополченческим крестом на фуражке среди солдат с шифровкой 101-го пехотного полка). По семейному преданию — к концу войны имел много «крестов и наград» (не сохранившихся), стал офицером и командовал ротой. Во время гражданской войны служил в РККА, в боевых действиях не участвовал, командовал запасным батальоном в Тверской губернии. В 30-х годах был репрессирован и сослан — то ли как «кулак», то ли как бывший офицер. Скончался в ссылке. Документов не сохранилось — вся информация — из устных рассказов.

Мой дед по материнской линии — Рунов Иван Константинович — 1908 г.р. — родился в селе Нерль Нижегородской губернии в семье бедного многодетного крестьянина (совмещавшего обработку земли с ремеслом деревенского портного — дед тоже очень хорошо шил, кстати). Прадеда звали Константин Андреевич. Во время Гражданской войны никто в семье в ней не участвовал, единственное воспоминание — дом использовали для постоя «латышские стрелки», пришедшие подавлять»кулацкое восстание» — и прадед шил китель «латышскому красному комиссару». С 1928 по 1932 год дед проходил срочную службу в РККА на Дальнем Востоке, при чем — с 1930 года — младшим командиром в 1-м воздушно-десантном полку РККА. После завершения службы был направлен на работу в ОСААВИАХИМ — инструктором парашютного спорта в Москву. Здесь познакомился с моей бабушкой — снимал комнату в доме, где проживала ее семья. Готовил парашютистов — в том числе — для НКВД (имел наградные часы и благодарности за это). До осени 1941 года на службу не призывался. В ноябре 1941 года был призван в ополчение, участвовал в контрнаступлении в должности командира пехотного отделения — потом (по мере потерь — взвода и роты), был тяжело ранен минометным осколком в боях под н.п. Холмец Можайского района. После госпиталя закончил 2-месячные курсы младших лейтенантов и был направлен на Воронежский фронт командиром взвода автоматчиков. В ходе боев получил пулевое ранение в ногу, после госпиталя был направлен командиром роты автоматчиков в состав механизированной бригады. В ходе контрнаступления 1942-1943 г. сражался на Донбассе — вместе с бригадой попал в окружение в городе Красноармейск, при выходе сумел вывести группу в 130 солдат и младших командиров. После госпиталя (заболел воспалением легких) — был определен командиром роты в мотострелковый батальон 11-й мотострелковой бригады 10-го танкового корпуса, в составе которой прошел всю оставшуюся войну. Сражался на Курской Дуге — после которой принял остатки батальона, был ранен в боях за Днепр, тяжело контужен в боях в Прибалтике и очень тяжело ранен в боях за Кёнигсберг. Награжден орденами Великой Отечественной Войны 2-й степени (за Курскую Дугу), и Александра Невского (за бои в Восточной Пруссии). В конце 1946 года был уволен из армии по состоянию здоровья сам. (открылись все раны, едва не умер) с должности военного коменданта города Мюльхаузен. После войны очень долго работал в системе ДОСААФ на средних административно-хозяйственных должностях (по здоровью больше прыгать с парашютом не мог). Скончался в 1986 году. Похоронен на «рижском» кладбище в Москве (там много близких и дальних родственников похоронено.

Моя бабушка по матери — Рунова (Басова) Анна Васильевна- родилась в семье московских мещан, очень религиозной. Семья переехала в Москву, видимо, сразу после отмены крепостного права (ранее в семье хранился документ, датированный 1870 годом — моя пра-прабабушка пожертвовала в Афонский Свято-Пантелеимонов монастырь 10 рублей — ей пришло благодарственное письмо). Прадед — Басов Василий Андреевич — отслужил срочную службу рядовым в 1-м Заамурском железнодорожным полку с 1908 по 1914 год в Манчжурии. Незадолго до начала Первой Мировой — вышел в запас и устроился на мастером-плотником на Николаевскую железную дорогу — в депо «Рижское». В деревянном доме по 2-му Крестовскому переулку (ныне не существует) родилась моя мама — Рунова (Гиркина) Алла Ивановна и я сам. Прадед, будучи православным человеком, относился к сов.власти не очень лояльно — не смотря на статус «пролетария». В пьяном виде (он пил «запоем» два-три раза в год) — не стеснялся в выражениях и выражал симпатии к Царю и «старому режиму». В 30-х это все-таки закончилось для него плохо — был репрессирован, а после отбытия — сослан за 101-й километр, где и погиб, сбитый поездом в 1952 году (работал путевым обходчиком). Похоронен в Москве на «рижском» кладбище вместе с прабабушкой — Марией.

Бабушка Анна Васильевна хорошо училась и после школы работала чертежницей в КБ до пенсии. Моя мама — Алла Ивановна — ее единственная дочь (после войны дед детей иметь более не мог по причине обморожения и простатита, приобретенного на фронте — тогда его лечили плохо).

Моя мама. как и отец, закончила Московский Авиационный институт (МАИ) и всю жизнь работала на различных инженерных должностях. Отец, после срочной службы (5 лет) на подлодке на Северном флоте — закончил МАИ и работал в вышеуказанном МИТТе («оборонка») до пенсии. В конце 80-х — начале 90-х несколько лет был депутатом Кировского райсовета (самоликвидировавшегося в 1993 году).