Новый шелковый путь

Опубликовано: 15 мая 2017 лета
Автор статьи: Анатолий НЕСМИЯН

Из жизни бомжей

От редакции День Сварога:
Из текста исключены слова и выражения, которые могут быть истолкованы как «экстремизм» или «оскорбление». Исключение таких фраз из текста не повлияло на смысл статьи.

… «Шелковый путь» — гигантский инфраструктурный проект Китая, прямой конкурент американским «партнерствам» — Тихоокеанскому и Трансатлантическому. Тот факт, что Трамп отозвал подпись Америки под Транстихоокеанским партнерством, мало о чем говорит — альтернативу он не предложил, а значит, возвращение США к этой идее неизбежно.

Проекты такого уровня — это не только инфраструктурная, но и серьезная правовая составляющая. Страны-участники должны выработать целый пакет соглашений, существенно урезающий суверенитет каждой из стран. И здесь тоже возникает комплекс проблем: поступиться суверенитетом и остаться субъектом такого проекта может только по-настоящему суверенная страна. В противном случае более сильные участники будут использовать такого партнера на минимально выгодных для него условиях.

Шелковый путь

Участие России в «Шелковом пути» выглядит сегодня, мягко говоря, проблематичным. За последние четверть века [из России «куда-то ушло»] от 3,5 до 5 (по разным оценкам) триллионов долларов сырьевых доходов страны. Они были выведены, просто украдены, испарились или превратились в яхты, виллы, гиперстадионы и зарубежные футбольные команды. На эти деньги можно было заново построить всю страну и решить десятки колоссальных задач развития.

Но — не случилось. Почему — уже не важно. Ответ на этот вопрос должны искать следователи и трибунал по преступлениям против России, совершенных [….]. Сейчас важно другое.

Жуковский

Войти в китайский проект на правах полноправного партнера Россия может, предложив не мифические, а реальные собственные проекты. Либо воплощенные, либо воплощаемые. За 25 лет в стране не построено ни одного миллиметра высокоскоростных магистралей. Деньги, что характерно, были, но их предпочли спустить на стадионы, трамплины и яхты с дворцами. За то, что украдено, можно было бы, наверное, создать нуль-транспортировку — но увы. Все, что строится — это только труба.

Собственно, поэтому Путин [……] рассказывал про совершенно не относящиеся к делу дела вроде хакерской атаки, пуска корейской ракеты и сетовал на протекционизм неназванных третьих стран. По существу вопроса, который и стал причиной его приезда, он произнес пару дежурных […..] фраз, на чем тему можно было и закрывать.

Россия, потери

Единственное, чем […….] Россия может участвовать в китайском проекте — территорией. Сдав ее в качестве хоть какого-то взноса. Строить дороги у нас уже денег нет, а входить в долю [с риском разбазаривания инвестиций] при нынешнем устройстве России — Китай не захочет. Поэтому никакой аренды — только полная экстерриториальность транспортного коридора по российской территории — только на таких условиях китайцы пойдут на партнерство.


Источник