Русофобия как смертельная угроза будущему России в реалиях глобального социума

Автор: Лев Гореликов, д.ф.н., профессор
Опубликовано: 6 Июня 2019 лета

 

Русофобия как смертельная угроза будущему России в реалиях глобального социума

«И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам: Это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя… И он собрал их на место, называемое по-Еврейски Армагеддон» (Апокалипсис 16: 13–16).

 

Современный этап развития человечества определяется как эпоха глобализации общественной жизни людей, представляющая собой процесс универсализации законов их совместных действий в достижении общего блага, в утверждении мирного будущего. Закон «Войны», прежде игравший ведущую роль в развитии общества, ныне исчерпал свой исторический потенциал и должен быть устранен из жизни человеческого сообщества как губительный для него, обрекающий на самоуничтожение мировую цивилизацию. В этой жизненной перспективе всякое суверенное государственное объединение людей должно руководствоваться в своей исторической деятельности набором неких общечеловеческих, вполне разумных, конструктивных принципов, аналогичных по своей практической направленности требованию медицинской этики «не навреди» – ни самому себе, ни своим соседям по гражданскому общежитию, что предполагает их благожелательное отношение друг к другу и способность договариваться о правилах взаимного поведения, то есть действовать на основе коллективного, «цельного» разума.

Но для реализации в совместной жизни людей такого «максимально верного», «гуманного», разумного понимания социальной действительности надо прежде всего уяснить каждому из суверенных сообществ особенности собственного духовного существа, чтобы не погубить себя неумелыми, «безумными» действиями. Крайне актуальным это требование «разумного самоопределения» гражданского населения звучит для современной России, понесшей в ХХ столетии гигантские потери в людских резервах и территориальном размахе. Время «гражданского безумия» исчерпало «до дна» стихийный жизненный потенциал российских народов, требуя ныне от них для спасения от гибели вполне разумного, «максимально нацеленного» укрепления» своей коллективной воли в созидании совместного будущего.

Главным «зачинщиком» исторической жизни российского социума стал «русский этнос» как духовно-родственное объединение людей, сумевшее связать собственным психологическим настроем нравственные установки всех других российских народов в одно целое, обеспечившее своей созидательной энергией их сохранение в современной действительности. Поэтому будущее России в пространстве глобального социума будет определяться, прежде всего, способностью русских масс к разумному, максимально продуманному, «солидарному» действию в достижении жизненно значимых целей. Для реализации такого «рационально выверенного» курса в самоопределении созидательной воли русского народа необходимо выявить в исторических трансформациях  российского общества «русскую логику» разрешения его главных проблем на пути в будущее, в утверждении совместной жизни российских народов.

В исторической судьбе русского народа можно выделить две качественно различные эпохи — прошлой и современной жизни людских масс, традиционной и инновационной стратегии их практических действий, направляемых опытом прошлого и идеалами будущего. Прошлая жизнь России как государственного сообщества представлена тремя этапами идейного роста русского этноса — Киевской Руси, настроенной нравами восточно-славянского населения прежде всего на защиту собственной свободы от внешних посягательств, затем Руси Московской, «вскормленной» за годы монгольского владычества духом православной церкви в требовании «соборности», внутренней, духовной сплоченности россиян как их высшем нравственном достоинстве, и имперской России, провозгласившей державное величие страны главным показателем разумности общественного устройства. Если идеология «свободы» нашла свое вербально-текстовое закрепление в послании киевского митрополита Иллариона «Слово о Законе и Благодати», а дух «соборности» обрел разумное обоснование в учении старца псковского монастыря Фелофея «Москва — третий Рим», то идейные мотивы российской имперской власти были обозначены в 1833 году министром народного Просвещения в правительстве Николая Первого графом С.С. Уваровым учением «официальной народности» о единстве ценностей «Православия, Самодержавия, Народности» в нравственном воспитании русского гражданского сообщества, где требования единодержавия стали определять границы «соборности» и гражданской «свободы».

Однако революционные потрясения ХХ века обрушили эти ценностные установки исторической практики российского общества, заставив его отвергнуть дух традиции ради достижения «лучшего будущего». В своем нравственном обновлении российский социум вновь переживает три исторических периода — советского социалистического союзного государства, российской постсоветской капиталистической федерации «приватизированных территорий» и намеченной ныне Киевской «революцией достоинства» эпохи «тотальной зачистки» российских земель от следов «русской духовности» и их «разбегания» по соседним этнокультурным сообществам, почти утративших нравственно-психологические скрепы «русской самости» и проживающих «вместе» в федеративном союзе лишь в силу «административного принуждения», без всякого взаимного духовно-нравственного влечения. Современная РФ представляет собой сегодня, по существу, «конфедеративную» государственную систему, разделенную в своем административно-правовом устройстве на качественно различные социальные округа «федеральных центров» Москвы и Петербурга, национально-государственных автономий, областных и краевых территорий проживания «русско-говорящих масс» гражданского населения.

Эти новые «Соединенные штаты России» крайне слабо связанны между собой производственно-технологической кооперацией, существенно различаются по хозяйственно-экономическому уровню развития и напрочь лишены идейно-нравственного, социокультурного единства в понимании совместного будущего: они держатся вместе лишь в силу военно-стратегических задач защиты российских территорий от внешних угроз и обеспечения хозяйственных и политических соглашений Кремля по международному сотрудничеству — прежде всего по обслуживанию нефтегазовых потоков для энергетического обеспечения нужд мирового сообщества. Конфедеративный характер общественного устройства современной РФ нашел свое «правовое закрепление» в запрете статьей №13 Конституции страны разработки «национальной», общегосударственной идеологии, способной связать граждан духовными узами. «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». А статья №15 той же Конституции утверждает своим последним пунктом верховенство в российском социуме международного права, низводя жизнь РФ до полуколониального состояния: «4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Какие же «идейные установки» обозначают исторический горизонт в развитии современного российского социума?

Если жизнь советского общества направлялась коммунистической идеологией «пролетарского интернационализма» и «научного реализма» с отрицанием продуктивного значения религиозных ценностей как иллюзорных ориентиров общественной практики, то социальный облик постсоветской России получил правовое закрепление в признании частной собственности производственно-экономической основой нового, либерально-демократического уклада страны с реанимацией религиозных ценностей и ограничением роли научно-философского разума в управлении социальной практикой. Но при всем хозяйственно-экономическом различии прошлой советской системы «социального коллективизма» и нынешней реальностью российского «гражданского индивидуализма» между ними обнаруживается общая черта, нравственная преемственность, представленная духом «русофобии». Государственная власть как в советские времена, так и в современную эпоху российской либеральной демократии руководствуется установками игнорирования требований «русского духа» в организации общественной жизни и управлении социальными процессами: наиболее очевидным свидетельством этого факта служит отсутствие в административно-территориальном устройстве Российской Федерации особой «Русской» национально-государственной автономии. Русофобия — это социально-практическая установка институтов государственной власти и общественных организаций по ограничению возможностей политико-правовой консолидации русских масс в практическом обустройстве Русской автономной республики в составе РФ.

Мощным «выбросом» русофобских настроений в жизненном пространстве Русского мира, в историческом центре становления Древнерусского государства стала Киевская «революция достоинства», провозгласившая своей главной целью освобождение украинского общества от «российского наследия» как «ничтожного дара» прошлого, совершенно бесполезного в современной действительности, «бесперспективного» в реалиях глобального социума, и полное растворение своей культурной самости в европейской идентичности. Украинская «евромания» обнажила для всеобщего обозрения внутреннюю расслабленность, идейную рыхлость, гражданскую неустроенность Русского мира как этнокультурного основания современной России, нравственно близкого к полному историческому размыванию. Для спасения Русского мира от окончательного нравственного разложения необходимо существенно укрепить его социально-практические устои путем создания в административно-правовой структуре Российской Федерации новой общественно-политической подсистемы в виде «Русской автономной республики»: Россия без такого срочного укрепления русской политической воли в обеспечении ее жизнедеятельности или развалится на отдельные «национальные территории» из-за отсутствия взаимного духовной связи между ними в утверждении идеалов совместного будущего, или же взорвется под нарастающим экономическим и социально-политическим давлением стран Запада. Лишь срочное введение в федеральный организм постсоветского российского государства «инъекций» Русского разума в виде образования институтов «Русской автономной республики» способно спасти Россию от социального распада, обозначенного расколом общества на безродный финансово-экономический олигархат и народные массы, между которыми нет никаких духовно-нравственных связей помимо религиозных проповедей церковников и их обещаний «загробного воздаяния» на том свете.

Стремительное нарастание угрозы очередной «русской катастрофы» ясно просматривается в историческом уплотнении революционных событий новейшей истории российского социума, связанных с крушением Российской империи, гибелью Советского Союза и нынешним всплеском «антирусских настроений» на Украине. Эта безумная «гонка со смертью» очень рельефно представлена в последовательном ряду исторических трансформаций российского общества, в очевидном «усыхании» временных параметров его стабильных ориентаций в геополитических шатаниях между Западом и Востоком. Так, последний геополитический разворот российского государственного корабля на Запад был связан с распадом в 1991 году СССР и социально закреплен разгоном 4 октября 1993 года Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, а также принятием в декабре того же года новой Конституции страны. Ознаменованный данными событиями прозападный курс в развитии постсоветской России продолжался до февральских событий в Киеве 2014 года, заставивших ее своей антироссийской риторикой обратить свой взгляд на Восток: в итоге последний «западный цикл» исторической жизни РФ продолжался 21 год (2014–1993=21).

Не столь удаленный от нашего времени советский период российской истории длился 74 года (1991–1917=74). Если исключить из этой величины период гражданской войны и годы НЭПа (1921 – 1928), то получим временной интервал в 63 года (1991–1928=63). Следовательно, соотнесение жизненного цикла советского общества с длительностью «прозападной ориентации» РФ покажет нам трехкратное сокращение длительности последнего периода ее геополитических предпочтений (63:21=3).

Сравним сделанное обобщение с динамикой исторической жизни Российской империи. Петр Первый провозгласил Россию империей в 1721 году: следовательно, имперский период длился около 200 лет (1917–1721=196). Общая динамика российской исторической практики и здесь демонстрирует тенденцию к трехкратному сжатию длительности последующих этапов своих геополитических предпочтений (196:63=3,1). Отсюда можно сделать достаточно объективный прогноз, что после Киевского разлома 2014 года новый кризис российской идентичности свершится уже через 7 ближайших лет (21:3=7), то есть состоится на рубеже 2020/2021 годов. Таким образом, если Россия не соберет «Русскую волю» в один кулак для утверждения своего «державного суверенитета» в глобальном социуме, то ход истории не оставит ей никаких шансов на будущее: очередной кризис российской идентичности произойдет уже в начале третьего десятилетия этого века, оставляя правящей российской элите на раздумье ближайшие 2-3 года.

Если Кремль надеется ныне вновь просто отмолчаться, не давая гражданским массам внятного ответа на вопрос о будущем России в реалиях глобального социума, то народ вряд ли позволит ему это сделать и начнет новую большую разборку российских полетов над исторической пропастью. Россияне должны, наконец, уяснить, с кем их Президент собирается строить будущий мир – с Олигархатом или Русским народом? Ныне российская Власть должна сделать окончательный выбор главных целей своей политической Воли – или предложить россиянам научно обоснованный план исторических действий в созидании разумного, научно спроектированного будущего страны, или же окончательно превратить России в «сырьевой придаток» мирохозяйственной системы с последующим распадом ее державной целостности?

Киевский звонок «революции достоинства», если не пробудил еще русские массы от летаргического социального сна и не зазвучал для них призывным набатом к солидарному гражданскому действию, то может в скором времени прозвучать для всей России погребальным колоколом. «И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его. И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Апокалипсис 19: 19–20).

Автор: Гореликов Лев Александрович – д.ф.н., профессор,
академик Ноосферной общественной академии наук

____________________________________



  1. Комментов пока нет

  1. Трэкбэков пока нет.