О соотношении чувств и разума в жизнедеятельности современного российского социума

Автор статьи:  Лев Гореликов, д.ф.н., профессор
Опубликовано: 5 Июля 2019 лета

О соотношении чувств и разума в жизнедеятельности современного российского социума

(сравнительный анализ планов государственного обустройства России в концептуальных проектах Владимира Путина и Павла Флоренского)

«По их плодам узнаете их»
Матф. 17: 16

Важнейшей особенностью человеческой жизни считается разумный характер коллективных действий людей, претворяющих в объективной реальности духовно-нравственные смыслы своего существования. Если специфической задачей наших чувственных переживаний является восприятие внешних очертаний окружающей действительности в ее максимально дробных различиях, то генеральной целью реализации разума в деятельности человеческих сообществ служит определение всеобщих законов мирового развития, осознанное претворение в общественной практике универсальных связей бытия, изнутри скрепляющих объективный мир в единое целое. И когда в духовном потенциале отдельных индивидов не хватает должного «разумения» для верного отображения действительности, пробуждая хаос в их действиях, то этот недостаток компенсируется «соглашением» людей относительно правил совместной жизни, в котором их «личный ум» признает превосходство над собой «коллективного разума» и руководствуется его наставлениями для достижения жизненного благополучия, подчиняя им чувства и практическую волю. Суверенным органом реализации наставлений коллективного разума в совместных усилиях людей по преобразованию действительности служит государство, выступающее как высший духовно-практический способ их нравственного единения в достижении жизненного благополучия, в утверждении идейно согласованного характера коллективных действий.

Признание ведущей роли государства в целостной организации общественной жизни людей не означает утверждение «бесправия» народных масс в реализации государственной воли: «разумный потенциал» солидарных действий людей не зависает над ними как чуждая, «инородная сила» внешнего управления, а пронизывает и направляет изнутри их совместные усилия в претворении «высших», всеобщих, идеальных ценностей. Поэтому, когда из «поля зрения» административных органов исчезает образ «общественного идеала», массовым выражением которого служит «национальная идеология», то это становится признаком крайне опасного для социального благополучия отчуждения государственной воли от жизненных запросов граждан, свидетельством «внешнего управления» жизнью данного социума из какого-то «инородного центра» силы. К великому сожалению, надо признать, что вот уже 30 лет Россия не живет, а лишь «существует» под властью «внешнего управления», под гнетом «чужеродных сил»: статья №13 Конституции РФ от 1993 года запрещает россиянам иметь государственную идеологию «национально-гражданской солидарности», а статья №15 утверждает превосходство «внешнего», международного права над национально-российским.

Сегодня в социальном пространстве РФ нет практически зримых следов духовно-нравственного единства государственной власти и народных масс, нет разумных свидетельств их согласия в утверждении «общественных идеалов»: о каком «партнерстве», разумном единении российских граждан можно вести речь при их расколе на непомерную экономическую мощь финансовой элиты в 5-6% от всего населения, владеющей ныне 90% хозяйственных ресурсов страны, и остальной гражданской массой, личностное благополучие которой подпитывается лишь 10% общественного богатства? Действительность такого гигантского раскола российского социума вряд ли будет безболезненно для общества устранена в ближайшие годы: дух «наживы» определяет сегодня логику жизни российских граждан. Для преодоления нарастающей угрозы гражданского конфликта, социальной революции в жизни постсоветской РФ необходимо в экстренном порядке восстановить разумное единство основных социальных сил в достижении социального блага. За мудрым советом по организации современной российской действительности следует обратиться к «советскому опыту» разумной организации народной жизни. Важнейшие аспекты социальной политики советского государства были продуманы и кратко изложены выдающимся русским мыслителем ХХ века, гражданским деятелем и священнослужителем  Павлом Флоренским на последнем этапе своего жизненного пути, трагически завершившемся в тюремном застенке. В его понимани, «Государство есть целое, охватывающее своей организацией […] всю совокупность людей» (П.А.Флоренский. Предполагаемое государственное устройство в будущем // http://dl.biblion.realin.ru/text/8_Biblioteka_Bakulina/Bolshaya_Biblioteka/florensky_gosustr.html). Представляется крайне важным для достижения благополучия современной России сравнить рекомендации отца Павла в обустройстве «государства будущего» с основными положениями программы президента В.В.Путина по возрождению российского социума.

 

  1. Общие императивы в отношениях государства и российского гражданского общества

В реалиях современной действительности жизненная стратегия российского общества в претворении будущего «напрямую» обусловлена критической остротой его насущных проблем и намечается эмпирической логикой «национального проектирования» практического роста страны в наиболее актуальных для гражданского самочувствия социальных сферах демографии и здравоохранения, образования и развития городской инфраструктуры, экологии и автодорожного строительства, производительности труда и науки, цифровой экономики и культуры, предпринимательской инициативы и международной кооперации (http://kremlin.ru/events/president/news/57425). «Национальные проекты, – подчеркивает Президент РФ в Послании Федеральному Собранию, – построены вокруг человека, ради достижения нового качества жизни для всех поколений, которое может быть обеспечено только при динамичном развитии России» (Послание Президента Федеральному Собранию 20 февраля 2019 года (полный текст)/ /www.pnp.ru/politics/poslanie-prezidenta-federalnomu-sobraniyu-20-fevralya-2019-goda-polnyy-tekst.html). Однако называть громким именем «национальный проект» практические планы роста к 2024 году «количественных показателей» в улучшении производственно-бытовых условий жизни российского населения выглядит, мягко говоря, несколько завышенной оценкой сложности решаемых задач. Даже планы КПСС в продвижении СССР к коммунизму были несколько более грандиозными и обладали гораздо более глубоким концептуальным обоснованием перспектив по реализации намеченных целей, так как предполагали «качественные изменения» социальной среды, а не только прирост «мышечной массы» населения, увеличение продолжительности жизни граждан, их доходов «выше крыши» инфляции, не устранение, а лишь снижение социального порога «бедности» граждан в 2 раза, улучшение жилья для 5 млн семей, внедрение цифровых технологий, сохранение макроэкономической стабильности страны на уровне 4% инфляции.

Очевидным свидетельством эмпирической методологии в осуществлении так называемых «национальных проектов» и управлении российским обществом служат регулярные формы «прямого общения» Президента РФ с народом, предоставляющие руководству страны возможность держать административную руку на пульсе народной жизни, контролировать настроения гражданских масс и оперативно разрешать наиболее острые социальные конфликты. Но такая концептуальная установка на «сглаживание» социальных противоречий, на «ручное управление» российским общественным механизмом мало что дает для долгосрочного прогнозирования будущего страны, мало что значит в проектировании генеральных целей общественной практики. В современном научном «сленге» такой подход характеризуется как методология «латания дыр», не устраняющая причину «социальных разрывов», а лишь отдаляющая наступление социального «коллапса», нацеленная на выигрыш дополнительного времени для нейтрализации гражданских конфликтов.

В этом методологическом измерении российской стратегии созидания будущего более значительной идейной глубиной и концептуальной цельностью обладает проект П.А.Флоренского, отформатированный логикой приоритета внутренних, постоянных факторов развития страны, когда «народное здравие» и «социальный быт» граждан оказываются лишь завершающим пунктом в плане интегральной, всеобщей организации институтов государственной власти и национальной культуры, общественного производства и научной мысли. «Бюрократический абсолютизм и демократический анархизм равно, хотя и с разных сторон, уничтожают государство. Построить разумное государство — это значит сочетать свободу проявления данных сил отдельных людей и групп с необходимостью направлять целое к задачам, неактуальным индивидуальному интересу, стоящим выше и делающим историю» (П.А.Флоренский. Предполагаемое государственное устройство в будущем // http://dl.biblion.realin.ru/text/8_Biblioteka_Bakulina/Bolshaya_Biblioteka/florensky_gosustr.htm). План русского мыслителя включает следующие разделы: 1/ общие положения, 2/ исторические предпосылки, 3/ государственный строй, 4/ аппарат управления, 5/ образование и воспитание, 6/ религиозные организации, 7/ сельское хозяйство, 8/ добывающая промышленность, 9/ перерабатывающая промышленность, 10/ финансовая система, 11/ торговля, 12/ кадры, 13/ научные исследования, 14/ народное здравие, 15/ быт, 16/ внутренняя политика (политическое управление), 17/ внешняя политика.

По оценке Президента Путина, постсоветская Россия уже прошла этап нравственного самоопределения национальных приоритетов своей исторической практики. «Вообще, мы этот период, считаю, прошли – формирования задач и инструментов достижения целей» (Послание 2019). Но так ли это? Для разумной консолидации населения в реализации «национальных проектов», для достижении социального блага требуется утверждение в общественном самосознании образа «гражданского идеала», многоликим выражением которого является национально-государственная идеология, отвергаемая статьями №13 и №15 Конституции РФ. Сегодня Кремль должен сделать принципиальный выбор между «конституционным запретом» национально-государственной идеологии и задачей по идейной консолидации российских граждан в созидании будущего. Генеральная мысль Президента РФ о том, что «Мы обязаны двигаться только вперёд, постоянно набирая темп этого движения» (Послание 2019), должна быть подкреплена его «непростым», но принципиальным решением» о преодолении запрета в управлении страной «национально-государственной идеологии».

К сожалению, проектируя образ будущего, Президент РФ больше говорит не о «гражданском идеале» как «разумном прообразе», идейном руководстве поступательного движения российского социума, а в основном о «финансовых ресурсах» страны, полагая их главным условием достижения «заветных целей». Но в современных условиях глобализации мирового сообщества без направляющей идеи невозможно обеспечить качественное развитие национального социума: при отсутствии должной модели общественного устройства и ложном понимании исторических перспектив страны финансовые средства могут быть растрачены «впустую». «Уже в ближайшее время, в этом году, – обещает Президент россиянам, – люди должны почувствовать реальные изменения к лучшему. Именно на основе мнения, оценок граждан в начале следующего года подведём первые итоги работы по национальным проектам» (Послание 2019).

В целом, методологическая установка Президента Путина в проектировании российского будущего носит сугубо «объективированный», вполне «материалистический характер», когда количественный «рост» и накопление материальных ресурсов должны, будто-бы, «автоматически» привести к рождению «нужного качества» достойной жизни граждан. Возможно, что такая «стихийная» логика «перехода количественных изменений в качественные» обеспечивала общественный прогресс в прошлой, локальной истории человеческого сообщества, но она непродуктивна в условиях его «глобализации», когда гуманистическое будущее мировой цивилизации определяется «всеобщим потенциалом» сознательной, максимально продуманной организации человечества, идейным базисом которого выступает ныне наука как концептуально-логическая проекция мировой целостности. В «глобальном социуме» качество научного интеллекта служит «идейной основой» в определении количественных параметров общественной практики.

Следуя наставлениям «устаревшей», «количественной», «полусознательной» логики развития событий как процесса прироста социального материала с последующим его качественным самоопределением, президент выделяет проблему «народонаселения» как важнейшую в разумном обустройстве российского социума, органическим началом которого служит семья как биогенетический и духовно-нравственный исток жизни людских масс. «Теперь – о наших задачах более конкретно. И прежде всего – о ключевой из них: о сбережении народа, а значит, о всемерной поддержке семей. Для нашего общества, для многонационального народа именно семья, рождение детей, продолжение рода, уважение к старшим поколениям были и остаются мощным нравственным каркасом. Мы делали и будем делать всё для укрепления семейных ценностей. Это вопрос нашего будущего» (Послание 2019). Указывая на исторические причины обострения проблемы народонаселения в стране, Президент РФ планирует ее решение на первую половину следующего десятилетия. По его мнению, необходимо «на рубеже 2023-2024 годов добиться возобновления естественного прироста населения» (Послание 2019). Однако не следует сводить генеральную проблему будущего России к кругу «семейных ценностей» и «животноводческой проблематике» количественного роста населения. Перепады в динамике народонаселения служат важным показателем устойчивости или ущербности социальной политики, но не они определяют исторический горизонт общественного прогресса: если бы это было так, то Индия и Китай были бы ныне лидерами мировой цивилизации.

В условиях глобального социума именно качественная самоорганизация человеческих сообществ устанавливает, задает количественные параметры роста населения страны, управляет ходом общественного развития. Какое качество определяет «духовное своеобразие» семейной жизни? Ответ на этот вопрос дает сам термин «семь-Я», свидетельствующий о духе «преемственности» семейной жизни, когда новые поколения гражданского населения следуют по стопам отцов, нацелены на поддержание нравственной «традиции» как главной заповеди семейной жизни в воспроизводстве социума: однако гибель Российской империи наглядно засвидетельствовала, что традиция исчерпала свой созидательный потенциал в утверждении будущего, передав свои полномочия в обустройстве действительности «классовой солидарности» как более продвинутой стратегии в историческом развитии общества. Крушение СССР показало, что и «классовое самосознание» не выражает высших ценностей мирового сообщества в созидании будущего, указав россиянам на «раскрепощенного индивида» как выразителя «свободы в обустройстве будущей жизни.

Однако политика «либерализма» в жизни РФ 90-х годов прошлого века привела к разгулу преступности и заставила правящую элиту искать «более наезженные» пути для реализации в стране «созидательной свободы», представляющей «творчество как высшую «ценность» в обустройстве глобального социума. Но творчество как руководство социальной практики невозможно реализовать вне утверждения «социального идеала», вне консолидации населения на основе признания общей «национальной идеологии» как разумного оправдания высших ценностей национально-государственного строительства. Таким образом, не «семья», а «нация» служит нравственным средоточием современного образа продуктивной общественной жизни. Следовательно, концептуальным выражением современного социального качества оказывается «национально-государственная идеология» как идеальная, духовно-нравственная суть народной жизни: Кремль должен, наконец-то, понять, что без своей «национальной идеологии» РФ не выживет в глобальном социуме.

В отличие от «приземленной» логики Владимира Путина исходным тезисом Павла Флоренского в понимании целостной организации общества является констатация «генеральной антиномии», главного противоречия общественного устройства между общей волей государства и интересами индивидуальных лиц и частных корпораций. «Все то, что непосредственно относится к государству, как целому, как форме […] должно быть для отдельного лица или отдельной группы неприкосновенно и должно безусловно ими] приниматься как условие индивидуального существования, как собственно политика. Напротив, все то, что составляет содержание жизни отдельной личности и дает интерес и побуждение […] это должно не просто пропускаться государством как нечто не запрещенное, но, напротив, должно уважаться и оберегаться» (П.А. Флоренский — указ.соч.// http://dl.biblion.realin.ru/text/8_Biblioteka_Bakulina/Bolshaya_Biblioteka/florensky_gosustr.html). Естественной, органической подосновой разумного согласия, «качественного единства» государства и гражданских масс является нравственная сплоченность этнокультурного сообщества, в жизни которого государство выражает коренную идею национального самосознания, а гражданские массы представляют ее множественный облик. Именно «этнос» служит в пространстве сознательной коллективной жизни людей наиболее органичным  скрещением духовной сущности «социальной целостности» и индивидуальной воли гражданской личности, выступая в истории мировой цивилизации как самый естественный способ творческой консолидации людей в реализации общего дела. При своем историческом возникновении этнос обусловлен особенностями природного окружения и обладает как внешним сходством индивидуальных лиц, так и внутренним единством их психологического характера, который становится по мере пробуждения и развития «национального духа» определяющим фактором целенаправленных совместных действий людских масс в соответствии с требованиями социально-нравственной традиции и общественного идеала как высшего выражения творческой энергии народов в утверждении своего будущего.

 

  1. Государство и личность

Признавая этнокультурное сообщество в качестве нравственной первоосновы разумной организации современного социума, следует выделить два полюса его жизнедеятельности, сохраняющих в себе качественную определенность этноса, но различающихся между собой своими количественными параметрами как «общее» и «индивидуальное», воплощенными в функционировании институтов «государственной власти» как выражении требований исторической необходимости и действиях гражданских «лиц», культивирующих дух «личной свободы» и представляющих ее «социально-правовой уровень» в органах самоуправления «гражданского общества». Согласно мнению Павла Флоренского, усилия государственной власти достигают максимального эффекта при централизации ее организационных ресурсов, генерализации властных полномочий в управлении социальными процессами и полной независимости от всяких частных интересов. «В основу государственного строя должно быть положено самое решительное отделение государственной политики, как определенной формы государства в целом, от конкретного [проявления] отдельных сторон и областей [жизни], составляющих содержание всего общества» (П.А. Флоренский — указ. Соч.) При этом продуктивность усилий государственных органов в развитии социума проверяется и подтверждается ростом жизненных сил, разнообразия местных особенностей коллективных действий гражданского населения. «Индивидуализация языка, экономики, быта, просвещения, искусства, религии [каких-либо] меньшинств рассматривается не как печальная необходимость или временная тактическая мера, но как положительная ценность в государственной жизни» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Среди всех практических потребностей общества в особый разряд первоочередных интересов государства выделяются общенациональные средства консолидации гражданских масс, обеспечивающие их внутреннее единство и независимость от внешних влияний. «Военное дело, органы политического надзора, финансы, [ЧК], разные виды связи, пути сообщения, руководящие начала добывающей и обрабатывающей промышленности, отрасли народного хозяйства общегосударственного значения и, само собою разумеется, сношения с другими государствами, должны быть строго централизованы и ведению автономных республик не подлежать» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Положительной чертой обустрой советской страны является, по оценке отца Павла, наличие в ней национально-государственных автономий, наглядно выражающих многоликий характер духовной жизни народных масс как единства общих и особенных черт в развитии социума.«Эти автономные республики следует представлять себе как хозяйственные и культурные единицы. Направляющее усилие центральной власти должно быть устремлено главным образом к наиболее рациональному использованию [характера] местных особенностей — климата, характера почвы, богатства недр, этнических особенностей данного населения» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом утверждение многообразия национальных культур в советском обществе трактуется Павлом Флоренским как выражение русской национальной идентичности, нацеленной на освоение и интеграцию культурных достижений иных народов. «Национальные культуры и хозяйство автономных республик мыслятся не просто лежащими рядом друг [с другом], но заложенными в общегосударственной идее, носителем которой служит и общегосударственный язык — русский литературный язык, язык, рассматриваемый лингвистами как особое наречие»(П.А. Флоренский — указ. Соч.). В данной проекции «русское качество» оказывается средоточием «всемирной консолидации» народной жизни, символическим выражением которой служит «русский язык».

В своей этнографической многоликости «русский народ» оказывается полной противоположностью, историческим антиподом «идейной сплоченности» еврейского народа, когда единство русских масс представляется не идеологией, не «традицией», не «характером», а лишь «языковой формой» общения граждан, выступающей связующим звеном русских масс и оставляющей им право свободного духовного выбора своего будущего. У «русских» нет ничего «сакрального» помимо их «языка»: для них всякий, говорящий по русски, становится русским. Отсутствие таких «духовных оград» в русском самосознании делает их наиболее восприимчивыми к развитию духовно-творческих способностей. «Тут дается наибольший простор самостоятельности, инициативе, творчеству; поощряется индивидуализация, дается возможность раскрытия способностей, дремлющих в людях и в территории народа, но вместе с тем политика резко отделяется от националистических проявлений» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Однако, как и всякая «крайность», духовная «разноликость» русских людей несет с собой и нравственные недостатки исторической жизни русского народа, требуя от него сознательного усилия в преодолении идейной «аморфности», «неустойчивости» своего «характера» путем создания в рамках общероссийского федеративного единства своей «Русской автономной республики».

Принцип единоначалия признается Павлом Флоренским важнейшим фактором в достижении эффективности государственного управления на всех организационных уровнях общественной жизни — как в центральных органах власти, так и на местах, обеспечивая соответствие региональной политики общенациональным интересам. Главным руководством в организации аппарата государственного управления должно служить требование «личной ответственности» руководителя, когда весь план действий определяется одним лицом, полностью контролирующим ход целенаправленных действий по достижению поставленных целей. «Весь аппарат управления как общегосударственного, так и частного формируется сверху вниз, а не снизу вверх» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом эффективность реализации принципа «единоначалия» в расстановке кадров должна подтверждаться контрольными замерами в реализации планов работы государственных органов. «Инспектор вправе требовать от единоначальника доказательств рациональности данного назначения и, в случае неудовлетворительности таковых, переносить дело на обсуждение более высокой ступени единоначалия» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

К сожалению, замеры результатов современной государственной политики показывают ее крайне низкую социальную эффективность, способную подвести народные массы к социальному взрыву. По мнению Павла Флоренского, злонамеренное использование рычагов власти может быть значительно ослаблено при малой связи «между зарплатой и должностью: повышение зарплаты должно быть обусловлено стажем и специальными заслугами, которые будут расцениваться как ускорение» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Для повышения надежности и эффективности государственной машины управления необходимо существенно усилить нравственное воспитание как всего населения, так, в особой степени, и представителей властных структур.

 

  1. 3. Духовная культура гражданского общества

            Важнейшим фактором формирования нравственно здорового общества является развитие культуры как пространства конструктивного общения людей в утверждении совместного будущего. Нравственное воспитание населения начинается с особой заботы государства о детях как будущих исполнителях гражданского долга. «Государство, начинающее будущую культуру, смотрит вперед, а не назад, и свои расчеты строит на будущем, на детях» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Флоренский, будучи ученым и священнослужителем, подчеркивает нравственные приоритеты в школьном обучении детей и подробно перечисляет должные качества достойного поведения новых поколений гражданского населения. «В школе на первом месте должно быть поставлено воспитание. Привычка к аккуратности, к точности, к исполнительности, физическая ловкость […] во всех действиях, взаимное уважение, вежливость, уважение к высказываниям и чувствам товарища, привычка не рассуждать о том, чего не знаешь, критическое сознание границ своих знаний, половая чистоплотность на деле, не на слове, выполнение своего долга, преданность государству, интерес к порученному делу, наблюдательность, вкус к конкретному, любовь к природе, привязанность к своей семье, к [школе], к товарищам, отвращение к хищническому пользованию природными богатствами, и т. д. — таковы элементы, внедрением которых надлежит озаботиться первым делом» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Помимо воспитания нравственной традиции у детей необходимо прививать  им образцы высокой художественной и познавательной культуры. «Учащиеся должны овладеть методом, точностью мысли, вкусом и доведением знания до конца, разборчивостью вкуса. Им необходимо хорошо усвоить некоторые лучшие образцы литературы, — хорошо эти знания перечувствовать и проанализировать их, хотя бы и не целиком; необходимо получить представление о том, что есть великое искусство — в музыке, в живописи, в архитектуре. Необходимо знать начатки математики, [основы] математических наук и естествознания. Классицизм, не грамматический, а реальный, стихия классического мироощущения, должна стать доступной учащемуся. История должна быть дана как хронологическая схема, иллюстрируемая рядом типических конкретных моментов» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Большое значение Флоренский придает вопросу о социальном конституировании педагогических приоритетов средней и высшей школы. «Низшая школа и средняя школа (примерно в объеме десятилетки или большем) находятся под ведением местных организаций и по возможности должны быть децентрализованы. Единство школы отвергается, напротив, допускается разнообразие типов, программ и способов обучения, причем общегосударственная инспекция следит за удовлетворением некоторому четко выраженному минимуму необходимых требований. Качество же всего данного образования, как и постановки дела оценивается особо и может поощряться особыми мерами. Высшая школа в большей степени должна быть связана с центральными учреждениями, находясь под непосредственным контролем высших органов в учебной деятельности» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом отец Павел подчеркивает общекультурное значение учреждений высшей школы в духовном развитии гражданского населения. «Высшие учебные заведения тоже следует распределить по возможности по всей стране. Это повысит общий культурный уровень страны, создаст более здоровый быт, […] свяжет их с местными условиями, с природой, повысит воспитательные возможности» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Если учреждения начальной и средней школы обеспечивают систематическое, социально нацеленное нравственное воспитание подрастающего поколения, то общий нравственный климат в обществе поддерживают религиозно-церковные объединения граждан. Если в годы советской власти в сознании россиян господствовало мировоззрение «научного атеизма», отвергающее прямое участие религиозных институтов в управлении социальной действительностью, то в постсоветские времена произошло восстановление роли религиозных учреждений в организации жизни российских народов, сложилось отношение сотрудничества государственной власти с институциональными центрами мировых религий, укрепился социальный союз между государством и религиозным сообществом в деле воспитания масс, где религия хранит традицию народов, а государство определяет их будущее. «Религия должна быть отделена от государства, что в интересах как [ее, гак и] государства. … оно оказывает им [даже] содействие и вправе ждать известного содействия себе с их стороны. Государство допускает свободу религиозной и антирелигиозной пропаганды, поскольку ни та ни другая не касается предметов общегосударственною значения и пресекает пропаганду в противном случае» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Флоренский отвергает насильственное запрещение или принуждение к исповеданию какой-либо религиозной доктрины и признает оправданность систематической религиозной пропаганды лишь среди совершеннолетних граждан, оставляя задачи религиозного воспитания детей на совести родителей и допуская государственный контроль в этом вопросе. «Религиозное образование разрешается в общественном порядке лишь по достижении совершеннолетия, а в домашнем — для небольших семейных или дружеских групп — только по усмотрению родителей» П.А. Флоренский — указ. Соч.). В его понимании православное самосознание русского народа пробудится к историческому действию не сразу, а лишь по мере нарастания трудностей в достижении счастливой жизни граждан. «Но когда религии не будет, тогда начнут тосковать. Это будет уже не старая и безжизненная религия, а вопль изголодавшихся духом, которые сами, без понуканий и зазываний создадут свою религиозную организацию» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

 

  1. Производственные ресурсы как сфера забот государства и гражданского общества

Вслед за духовными проблемами Флоренский освещает вопросы хозяйственной жизни страны, исходной производственной ячейкой которой должна стать сельскохозяйственная артель. В его понимании, социальный строй советской России представляет собой «государственный капитализм». «Под государственным капитализмом здесь разумеется такая экономическая организация общества, при которой орудия производства принадлежат непосредственно государству. Для России основным видом промышленности, по крайней мере на ближайшее время, должна считаться промышленность сельскохозяйственная, причем производственная единица мыслится как колхоз» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Колхозная система хозяйствования должна закрепить качественную определенность советской социальной действительности. «Только необходимо помнить, что качество продукции возможно лишь при качестве работы тех направляющих [огосударствленных] технических сил, которыми движется колхозное строительство. И в этом отношении обсуждаемая аграрная политика, по-видимому, близкая советской системе, весьма далека от нее, ибо ставка будет не на большой размах и быстроту [темпов], а на глубокое изучение и вдумчивость» П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Отмечая значимость добывающей и перерабатывающей промышленности («лесное дело, горное дело, добыча продуктов моря») в обеспечении экономического благополучия советского общества, Павел Флоренский подчеркивает ведущую роль в развитии страны передовых, концептуально продвинутых, инновационных технологий. «Промышленность СССР идет в значительной мере на повтор заграничной (“догоняет”), но в мыслившемся государстве надо [решить] вопрос о движении не по направлению [западного типа] и с обгоном, но о самостоятельном, индивидуальном пути, вытекающем из особенностей страны» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Проектируя путь максимально полного развития отраслей «перерабатывающей промышленности», православный мыслитель указывает на творческий, «научный синтез» как генеральное направление в разработке природных материалов. «Производство […] не довольствуется в большей или меньшей степени тем, что выйдет, но ставит себе задачею, на почве [тщательного] предварительного изучения, получать продукты с определенными, ранее заданными, вполне стандартными свойствами. Это достигается путем Синтеза. Синтез материалов составляет ближайшую задачу, за которую возьмется промышленность [нового образца]» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Торговля производимой продукцией должна обеспечиваться как государственными службами, так частными предприятиями, нацеленными на максимальное насыщение рынка товарной массой. «В основном, торговля, особенно крупная, ведется органами государственными. Однако, неудобство исключительно централизованной торговли заставляет признать необходимым допустить наряду с гoc-торговлей также и частнопредпринимательскую. … специальная торговая инспекция должна проверять доброкачественность продаваемого товара и бороться со спекуляцией» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). В понимании отца Павла, хозяйственно-экономическая стратегия страны должна быть нацелена на развитие внутреннего рынка, определяться внутренними особенностями жизни российского народа. «[Государство] будущего, по возможности самозамкнутое, будет соответственно независимо от оценок внешнего мирового рынка, его расценки будут идти по собственным руслам» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). К сожалению, постсоветская РФ пошла в ином направлении, «нараспашку» открыв свои рынки для иноземных товаров.

Высшие этажи общественного производства определяются в немалой степени состоянием финансовых ресурсов страны: по оценке Флоренского, приоритетная значимость  внутреннего рынка существенно упрощает «финансовую систему» страны и снижает ее  «финансовые потери» «Государственный бюджет складывается из доходов от госпромышленности, налогов на частные или концессионные предприятия, эксплуатации различных госпредприятий (пути сообщения, связь и т. д.) и прочего. В виду общей внешней политики, направленной в сторону экономической изоляции от внешнего мирового рынка и отказа от вмешательства в политическую жизнь других государств, потребность в валюте могла бы быть весьма ограничена и в пределе будет стремиться [к нулю]» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При нацеленности экономики на внешние рынки, как это  наблюдается в жизни современной РФ с ее стратегией «нефтегазового экспорта», существенно возрастают риски «финансовых потерь» в силу непредвиденных обстоятельств хозяйственной конъюнктуры и политических взаимоотношений в мировом сообществе. «Импортироваться [в страну] должны будут книги, журналы, особенно совершенные и уникальные научные инструменты, произведения искусств и, в сравнительно небольшом количестве, [некоторые] виды сырья или веществ, еще не производимые [в стране] и не нашедшие себе заменителей. Интенсивности развития промышленности должна способствовать децентрализация, с вытекающей отсюда конкуренцией — как между госпредприятиями, так и между ними и остальными предприятиями» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Ученый священнослужитель подчеркивает практическую оправданность «малых предприятий» в деле научно-экспериментальной апробации новых технологических систем производства. «Такие мастерские могут иметь в частности характер [научно-экспериментальных], изобретательских, вообще быть местами проявления инициативы и технического творчества; государству прямой расчет поддерживать их и давать им возможность развиваться» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

 

  1. Смена поколений и обновление кадров в структурах государственной власти

            Важнейшим направлением в организации продуктивного функционирования общественного организма является грамотный подбор и расстановка кадров в деятельности государственных служб: главным качеством государственных служащих наряду с «исполнительской дисциплиной» должна служить их способность к творчеству. «Из всех естественных богатств страны наиболее ценное богатство — ее кадры. Но кадрами по преимуществу должен считаться творческий актив страны, носители ее роста. Забота об их нахождении и сохранении и о полноценном развитии их творческих возможное ей должна составлять одну из важнейших задач государства. Тут главное дело руководиться двумя основными директивами — использованием данностей и борьбою за качество» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Генеральной задачей представителей государственной власти должно быть нахождение и сбережение творческих, неординарных личностей. По оценке отца Павла, творческие личности не создаются «на заказ», а являются «высшим даром» обществу «историческим провидением»: поэтому государственные органы должны искать и беречь этих строителей «лучшего будущего». «Творческая личность не делается, никакие старания искусственно создать ее — воспитанием и образованием — не приводят к успеху… Задача трезвого государственного деятеля — бережно сохранять немногое, что есть на самом деле…. Творческая личность — явление редкое, своего рода радий человечества, и выискивать ее надо по крупицам. Государственная власть должна выработать аппарат для вылавливания таких крупинок из общей массы населения» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

По оценке отца Павла, отбор «творческого контингента» в жизненной практике российского социума предполагает максимально полный учет духовных способностей людей и исключает какой-либо догматизм в оценке их способностей помимо стремления к достижению взаимного блага. «Этот счастливый выигрыш, [свидетельствуя] о личности подлинно творческой, может пасть на любую общественную среду, любую народность, любую ступень социального развития. Поэтому искать подобную личность надо всюду, под покровом всякой деятельности. … Государство будущего будет показывать не сейфы с золотым запасом, а списки имен своих работников» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Определяющим условием развития творческих дарований в обществе служит совмещение в общественной практике рациональных ресурсов науки и техники с яркостью в нравственно-эстетическом, художественном воспитании народных масс, формирующем волевые качества человеческой личности. «До сих пор имелись в виду преимущественно творческая личность науки с техникой и искусством. Особо надо учитывать волевую личность, для общества необходимую не менее первых»(П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Разумная организация современной общественной практики, нацеленная на культивирование внутренних, интеллектуальных ресурсов своих граждан, находит концентрированное выражение в интенсивном росте научных знаний и обусловленной их развитием техники. «Если вообще современная экономика всецело зависит от техники, а последняя обусловлена научным исследованием, то в обсуждаемом самозамкнутом государстве, пролагающем путь к новой культуре и в новых природных и социально-исторических условиях, научному исследованию принадлежит значение решающее. Поэтому вопрос о рациональной постановке научного исследования, несмотря на кажущуюся свою малость в общем масштабе государственной жизни, должен быть поставлен особенно тщательно» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Концентрация государственных усилий по развитию научной мысли в обществе требует организационного сопряжения трех «социальных сил» — творческих личностей, литературных наставлений в освоении научного опыта прошлого и, наконец, лабораторных средств для экспериментальных проверок научных прогнозов. «Как и в прочих отраслях государственной жизни, в отношении научного исследования прежде всего должны быть приняты в расчет наличные госресурсы рабочих сил науки, ибо организация научного исследования есть в первую очередь организация рабочих сил, во вторую — литературных и лабораторных пособий и лишь в третью — тех стен, в которых идет научная работа» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом Павел Флоренский отмечает «перевернутый строй» организации научной деятельности в советской России, когда первенство отдается материальным факторам в ущерб концептуально-творческим. «Ошибка настоящего времени — в максимальном и действительно огромном расходовании усилий на стены институтов, при недостаточной заботе об оборудовании (аппаратура и библиотека) и чрезвычайно малом внимании к самим работникам»(П.А. Флоренский — указ. Соч.). Констатируя «уникальный характер» творческой деятельности, ее неподвластность стереотипам познания, мыслитель выступает за поддержку «малых творческих коллективов». По его мнению, «большие скопления творческих личностей, поскольку скопление предполагает некоторый общий для всех порядок, неминуемо должно вредить их раскрытию в деятельности. Исследовательские учреждения не должны быть централизованы, громадны, собраны в одно место» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Чрезмерная «централизация научного исследования по самой сути дела отрывает его от качественной индивидуализации как внешней жизни, так и творческой личности» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

В научно-познавательной деятельности требуется максимально полное сочетание созидательной свободы личного разума с требованием коллективного единоначалия. «Научная работа, как и деятельность врача, требует полной ответственности за свои действия. В этом отношении она требует ответственности даже в более высокой степени. Отсюда вытекает необходимость действительного единоначалия всякого организатора научной работы» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Другими словами, организация научного коллектива должна быть всецело построена на интеллектуальном авторитете руководителя. Поэтому «правительство должно предоставить возможность подбирать сотрудников всецело руководителю, т. к. данный со стороны может быть неподходящим, и притом вовсе не в силу каких-либо явных изъянов, достаточных для отвода» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Флоренский призывает руководство советской науки к учету в определении задач исследовательских организаций природных условий их пространственного размещения. «В каждой области будут таким образом свои специалисты того круга вопросов, которые для данной области представляют особую важность, и притом специалисты по данному узкому вопросу быть может лучшие в мире, во всяком случае одни из лучших в государстве» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом оказывается, что наиболее весомые открытия в познании окружающей действительности демонстрируют свою «продуктивную силу» в экстремальных ситуациях общественной практики, когда речь идет о жизни и смерти общества. «Далекие цели, будучи достигнуты, во многих случаях ускоряют процесс развития, но не от начала, а от конца, направляют другие процессы и оказываются нужными с неожиданной стороны и в неожиданных обстоятельствах» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Именно такую экстремальную ситуацию переживает ныне российское общество, ставшее объектом экономического и политического давления со стороны объединенных сил Западной цивилизации.

 

  1. Народонаселение как объект политической стратегии государства в претворении будущего

В понимании Флоренского, укрепление здоровья народных масс является существенной целью разумной политики государственной власти. «Если вообще забота о здравии народа составляет одну из важнейших задач госвласти, то в настоящий момент эта задача стоит на самом первом месте: из больного, выродившегося народа нельзя построить здорового государства» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Элементарной ячейкой воспроизводства народонаселения выступает «семья», социальная прочность которой и определяет физическое и психическое здоровье людских масс. «Единица общества есть семья, а не индивид, и здоровое общество предполагает здоровую семью. Распадающаяся семья заражает и общество. Государство должно обязательно [создать] наиболее благоприятные условия для прочности семьи, для [прочности] должна быть развита система мер, поощряющих крепкую семейственность» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Важным условием успешного развития медицинской практики наряду с качественной подготовкой врачебного персонала служит «развитие фармацевтической промышленности — по линиям сельскохозяйственной и химической» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Здоровый образ жизни семьи требует создания надлежащих жилищных условий, содействующих благоприятному осуществлению социально-бытовых функций: гармоничный строй социального «целого» способствует осуществлению наиболее продуктивной жизнедеятельности граждан. «Опрятность, изящество, нравственные и эстетические эмоции, религиозные чувства и т. д. составляют существенное условие нормального функционирования организма, и во многом не только у человека, но и у животных, причем без этих вторичных условий самые, казалось бы, благоприятные первичные условия могут оказаться неиспользованными, тогда как при наличии вторичных условий известная недостаточность первичных может быть иногда восполняема за счет первых» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Бытовая оснащенность жизни людей обеспечивает наиболее полное раскрытие их индивидуально-личных склонностей и обладает социальной значимостью в поддержании физического и морального здоровья населения. «Культурно-просветительные органы края могут и должны направлять бытовую жизнь, — стремиться смягчать или вытеснять проявления вредные, поддерживать полезные и способствовать бытовому творчеству в новых областях. Таковыми, в частности, должны быть внедрение чувства ответственности за разумное пользование энергетическими ресурсами, охрана природы и памятников древности и т. д.»(П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Пребывая в тюремном заключении, Павел Флоренский был просто вынужден для сохранения надежды на жизнь утверждать не вполне разумные идеи, связанные, в частности, с запретом политического плюрализма в организацией советского общества. «В основе внутренней политики государства лежит принципиальный запрет каких бы то ни было партий и организаций политического характера. Оппозиционные партии тормозят [деятельность] государства, партии же, изъявляющие особо нарочитую преданность, не только излишни, но и разлагают государственный строй, подменяя [собою] целое государство, суживая его размах и в конечном счете становятся янычарами, играющими [верховной] государственной властью» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Но при этом он отмечает значимость культурно-просветительских организаций как видов связи государственных органов с народными массами. «Устойчивость государства существенно зависит от уравновешенности обоих начал — внутренней политики и общей культуры, и основная задача верховной гос.власти, объединяющей в себе оба начала, держать это равновесие ненарушенным» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Главная внешнеполитическая задача государственных служб российского общества состоит в полноценном обеспечении его жизнедеятельности независимо от международных обстоятельств, в укреплении самодостаточности национальных сил российского социума по развитию своих возможностей в преобразовании действительности. «Обсуждаемое государство представляется крепким изнутри, могущественным вовне и замкнутым в себя целым, не нуждающимся во внешнем мире и по возможности не вмешивающимся в него, но живущим своею, полною и богатою, жизнью. Вся экономическая политика этого государства должна быть построена таким образом, чтобы во всякой области своей жизни оно могло удовлетворяться внутренними ресурсами и не страдало бы от изоляции, как бы долго последняя ни тянулась» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Основным принципом внешней политики разумно устроенного российского государства должно быть требование национального суверенитета, полной независимости в международных отношениях, что предполагает сохранение мира и минимизацию политических сношений с враждебным окружением. «Будучи миролюбивым, или, точнее, индифферентным к внешнему миру, оно не будет стремиться к захвату чужой территории, если только население ее само не пожелает присоединиться к этому могущественному союзу. Оно будет также стремиться воссоединить все области бывшей России, но поставит пред ними вопрос о решительном самоопределении] с вытекающими отсюда последствиями в виде своих свободных рынков, вывоза сырья и т. д., после чего граница закрывается» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Генеральное направление развития советской страны — это внутреннее благоустройство общества на основе передовых технологий и минимизации общения с нравственно «больным» населением капиталистических государств. «В убеждении ядовитости культуры распадающихся капиталистических государств обсуждаемый строй постарается сократить сношения с этими последними до той меры, которая необходима с целью информирования о научно-технических и других успехах их.  … Оно не будет тратиться на [прямую или косвенную торговлю с] заграницей, предпочитая эти средства сохранить для себя, предоставляя западу идти своим путем разложения, само же сосредоточит внимание на собственном благосостоянии» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

  1. Заключение

В заключении своего проекта православный мыслитель формулирует ряд рекомендаций по осуществлению практического перехода к новому, «передовому» общественному строю. Во-первых, это укрепление военно-технической мощи страны как главном условии ее самостоятельного пути в современном мире. Данная рекомендация вполне соответствует современным планам военно-оборонительной политики Президента Путина. Во-вторых, русский мыслитель полностью одобряет производственную стратегию страны советов по обеспечению энерговооруженности своего промышленного потенциала. «Дальнейшее же промышленно-заводское строительство… желательно повести менее централизованно и в менее крупных размерах (кроме единой высоковольтной цепи)». Еще одним стратегическим направлением государственной политики является всемерное укрепление внутреннего правопорядка в стране. «Порядок, достигнутый советской властью, должен быть углубляем и укрепляем, но никак не растворен при переходе к новому строю» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При переходе к новому общественному строю, полагает Павел Флоренский, необходимо в максимальной степени ограничить влияние зарубежных сил на процессы в стране. «Поэтому во имя интересов страны эмиграции должен быть запрещен въезд в страну до [полного] укрепления новой власти и проведения всех необходимых мероприятий, [не менее] как на пять лет» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом он подчеркивает значимость секретных операций по нейтрализации замыслов зарубежных вражеских сил, признает необходимость для России быть готовой не только к прямому военному отпору реваншистским действиям Германии, но также к отвлекающим маневрам отечественных спецслужб по дезинформации противника. «Это необходимо, чтобы нам оставаться все время осведомленными относительно намерений и планов Германии и иметь возможность ” подсунуть ей фальшивый план интервенции, который сорвал бы возможность подготовить действительную интервенцию в тот момент, когда у нас, под покровом строгой государственной тайны, будет установлено единоначалие и государство может оказаться на кратчайший срок вполне готовым к обороне» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Сегодня на пути России в будущее стоит еще более грозный по сравнению с фашистской Германией враг в лице объединенной Западной цивилизации, обладающей не только колоссальной военно-технической мощью, но также гигантскими хозяйственно-экономическими ресурсами, с помощью которых нашу страну хотят задушить «мирными средствами» экономического давления. Если советский народ под руководством Сталина победил в военной схватке фашистскую Европу, то ныне российский народ под руководством Президента Путина должен одержать мирными средствами «производственно-экономическую», научно-технологическую победу» над всем Западным сообществом. Эту победу неспособна обеспечить «локальная наука» прошлого века, ограниченная в описании объективной реальности релятивистской догмой о постоянстве скорости света в вакууме (От Редакции АТ, Наука и Космос: прошлое, настоящее, будущее // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25545, 29.06.2019). Такая победа достижима лишь на основе развертывания идейных потенциалов глобальной научной революции, на основе признания постоянства ускорения электромагнитного сигнала в развитии мировой целостности, объективным свидетельством которого служит необъятная темнота космической ночи (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm).

Киевская «революция достоинства» прозвучала для Русского мира тревожным сигналом приближения исторического финиша в споре современных цивилизаций, свидетельствуя социальным гулом вокруг проблемы самоопределения Крыма, что геополитические противники пошли на «последний круг» своего социального соперничества. Если Россия не осуществит полноценную «научную революцию», соответствующую потребностям «глобального социума», то ее будущее в мировом сообществе окажется под большим вопросом (Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.16879, 10.10.2011 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm). Кремль должен, наконец, уяснить для себя, что победа над врагом обеспечивается в глобальном социуме силой интеллектуального, научно-философского превосходства в познании универсальных законов мироздания.

Автор: Гореликов Лев Александрович – д.ф.н., профессор,
академик Ноосферной общественной академии наук

____________________________________



  1. Комментов пока нет

  1. Трэкбэков пока нет.