Куда метит Лондон провокацией в Солсбери? Версия

Автор: Анатолий НЕСМИЯН
Опубликовано: 16-17 Марта 2018 лета

Часть 1: Новые угрозы

Министр иностранных дел Великобритании Джонсон заявил, что приказ о применении химического оружия на территории его страны отдал лично Путин. Правда, сделав оговорку “вероятно”, однако в текущей ситуации англичане в принципе не заморачиваются с доказательствами и идут напролом, так что эта оговорка носит весьма условный характер.

Англичане упорно ведут дело к тому, чтобы создать прецедент применения 5 статьи Устава НАТО. Причем примерное направление действий можно вполне себе представить. Инцидент в Солсбери носит вполне локальный характер, поэтому, естественно, если ответ состоится, он тоже будет иметь такой же локальный вид. Но предметный и показательный.

Российское присутствие в Сирии создает прекрасную возможность для такого локального ответа. На Украине, хотя она и является еще одной войной, которую ведет Путин, формально наличия российских войск нет, поэтому ответ на Донбассе будет иметь непоказательный вид. А вот Сирия – самое то.

Три из четырех стран, сделавших вчера заявление о причастности России к применению химоружия в Англии, уже высказали готовность к нанесению удара по Асаду в ответ на применение химоружия в Гуте. США, Англия и Франция. Вопрос об ударе, как можно понять, согласован, но пока нет политического решения из Вашингтона (или оно есть, но привязано к конкретной дате). Англичане, которые готовы к применению силы по Асаду, могут при этом атаковать и российские объекты в Сирии, причем показательно и публично, как ответ на применение химоружия в Солсбери. Рискнут ли кремлевские в такой неопределенной ситуации на “ответ по ответу” – главный вопрос. Откровенно говоря, пока вероятность его видится довольно низкой, учитывая, что у англичан в рукавах по колоде козырей – от массовой депортации российских граждан до тотальных арестов счетов и недвижимости, причем не только на территории Англии, но и дружественных и подконтрольных ей офшоров. Кипр, кстати, уже высказался, что готов поддержать англичан вплоть до лишения гражданства получивших его россиян.

Кремлевские лишь угрожают “оказать мощнейшее давление” на Англию, однако что за этим скрывается, не расшифровывается. По крайней мере, это уже не “озабоченность”, хотя, возможно, в практическом плане всё останется как и всегда.

Во всяком случае, вероятность такого локального удара с каждым днем и с каждым новым и всё более жестким высказыванием из Лондона растёт, причем быстрыми темпами.

ПС. В британских новостях джонсоновское “весьма вероятно” буквально за час переформатировалось в “подавляюще вероятно”

Часть 2: Roque State (страна изгой)

Главная проблема – стратегическая. Весь смысл всех мероприятий российской номенклатуры постсоветского периода – не просто ограбить свою страну до нитки, но войти в круг “избранных” – не только пресловутого “золотого миллиарда”, а в ту “тысячу семей” Запада, которые и принимают решения, создают правила игры, меняют их. Отсюда и ностальгия по дореволюционной России, аристократия которой была частью этой “тысячи семей” по праву, по крови, по многим иным параметрам.

Здесь и возникает противоречие: мало быть богатым или даже баснословно богатым, нужно иметь весь интегральный набор ресурсов, структур и технологий, позволяющих если не на равных вести диалог о вхождении в мировую элиту, то во всяком случае иметь на это право. Противоречие заключается в том, что невозможно одновременно обкрадывать страну и народ, оставаясь при этом самодостаточным и серьезным партнером и тем более противником. В то же время, если не разворовывать страну, а заниматься ее развитием – тогда теряется смысл вхождения в западную элиту. Сильная страна сама создает правила, сама за ними следит и сама их меняет по мере необходимости.

Это тупик, который за тридцать лет беспробудного грабежа постсоветская элита (вначале партийно-комсомольско-профсоюзное ворье, затем мафия, срощенная со спецслужбами) так и не сумела преодолеть.

Теперь ей окончательно указывают на выход. До этого морковка, которую повесили перед тупыми в прямом смысле этого слова и интеллектуально убогими ворами, была нужна, чтобы наладить бесперебойный поток ресурсов из России на Запад, а также создать систему складирования платы за эти ресурсы у себя же. Именно за последние тридцать лет создана ситуация, когда российское сырье на триллионы долларов вывезено из России, а деньги, полученные в результате его продажи, оставлены там же. Россия, по сути, обладает лишь долговыми расписками неизвестной стоимости и ликвидности, так как и суд, который будет рассматривать любой конфликт, связанный с ними, тоже находится на Западе. Достаточно взглянуть на споры между российскими нуворишами высшего уровня – они все разрешаются вне российской юрисдикции. Что уж говорить про споры, которые могут возникнуть в случае начала конфискационных мероприятий в интересах западных должников. Пример Каддафи ничему не научил – с его счетов после 2011 года в конечном итоге бесследно исчезли десятки миллиардов долларов, которые уже никогда не вернутся в Ливию.

Сейчас надобность в морковке отпала, и требуется создать юридическую предпосылку для конфискации непосильно нажитого, украденного и спрятанного на Западе. Пример Керимова показателен, но он точечный. Необходимо создать системную предпосылку, не вдаваясь в индивидуальные разборки с тысячами таких Керимовых.

Государство-изгой, государство-мафия, государство-военный преступник: это и есть создание юридического обоснования для принудительного изъятия того, что вывезено на Запад. Системного и тотального. Кроме того, конфискация – великолепный инструмент персонализированного управления российскими ворами: кого-то можно раздеть до нитки, кому-то оставить некоторую часть в обмен на безусловную лояльность. “Кремлевский список” – элемент сепарации российского ворья на условно подлежащих некоторому помилованию и тех, кому оно не грозит ни при каких обстоятельствах.

Есть ряд других проблем, но все они сводятся к последствиям стратегического просчета: никто никогда и ни при каких обстоятельствах не позволит российским мафиози войти в круг избранных. Хотя бы потому, что они мафиози, а Запад прошел (причем даже не до конца) свою собственную историю, из которой вынес главный урок – криминал не может быть допущен к политической власти. Это абсолютный харам.

Сказанное совершенно не исключает применения политическим классом Запада (неважно, имперцы они или глобалисты) сугубо криминальных приемов и методов борьбы. Правила создают они, поэтому они вправе со своей точки зрения их применять согласно обстановке. Джентльменские правила для джентльменов, для бандитов – бандитские. Всё логично.

Выход из сложившегося положения для России один – смена стратегии. Отказ от вхождения в западную элиту (равно как и в любую иную) и создание своей собственной. Правда, для этого необходимо ликвидировать (в политическом смысле) ныне существующую. Ровно по той же причине, что вынудила Запад пойти на отчаянную борьбу со своим собственным криминалом, рвущимся к политической власти: мафия – это раковая опухоль. Либо она убъет цивилизацию, либо цивилизация убьет ее. Точнее, загонит в маргинальное положение, не опасное для существования цивилизации.

В этом смысле Запад может являться примером. Но лишь примером: нам все равно предстоит решать проблему сообразно своим собственным особенностям. Мы ее можем решить и загнать правящую сейчас в нашей стране мафию на безопасное для будущего страны и наших детей место. Мы можем ее не решить – и тогда мы просто исчезнем. Во всяком случае, превратимся во что-то совсем иное, не имеющее никакого отношения к нашей тысячелетней истории.

Источник



  1. Комментов пока нет

  1. Трэкбэков пока нет.