Киев готовится к новому витку войны

армия украины

В том, что достигнутые 12 февраля в Минске соглашения нужны Киеву исключительно для перегруппировки сил, восполнения понесённых потерь и подготовки к новой атаке на республики Донбасса, сомнений не было даже накануне переговоров. Украинский президент заявил об этом перед отлётом в Минск, пригрозив попутно, что украинские войска готовы к войне, как никогда.

Правда, одно дело слова, а совсем другое – возможности. Несмотря на серьёзные потери в живой силе, которые оцениваются уже десятками тысяч человек, население Украины по-прежнему настроено воевать, поскольку лишь незначительная часть этих потерь признаётся официальной пропагандой. Основная же масса погибших либо хоронилась прямо на месте боёв, либо оставалась и остаётся незахороненной, либо скрывается в графах «дезертиры» и «пропавшие без вести».

Потери боевой техники также не стали ещё критическими, за исключением авиации. Танков, БМП, бронетранспортёров осталось на Украине от СССР немереное количество. Часть в действующих подразделениях, часть на базах хранения. С боеприпасами и вовсе нет никаких проблем. Единственная загвоздка – в обученных кадрах, которых нужно хотя бы несколько недель погонять по полигонам и стрельбищам. Для этого, собственно, Киеву и понадобилась пауза: обучить азам военных специальностей мобилизованных, чтобы их можно было бросить под пули ополченцев. Благо будет, кого бросать…

Если Виктор Янукович во время своего президентства планировал ради экономии бюджетных средств сократить украинскую армию до ста тысяч человек, то новая власть, объявившая войну Донбассу всего через полтора месяца после совершённого ею госпереворота, немедленно принялась наращивать вооружённые силы. Сначала бессистемно, опираясь на формируемые олигархами и просто атаманами карательные батальоны, сформированные преимущественно из активистов неонацистских организаций. И лишь потом – методом насильственных мобилизаций, особенно активизировавшихся после летне-осенних поражений.

Впрочем, мобилизационные волны на фоне появления информации о реальных потерях в украинских войсках породили сопротивление призыву на войну. Как пассивному, проявившемуся в массовом бегстве мужчин из страны, так и активному, центром которого, как ни удивительно, стала Западная Украина. О том, кто и зачем настраивает жителей Прикарпатья сопротивляться мобилизации, разговор отдельный. Но избранная в октябре Верховная рада, в которую вошло значительное количество неонацистов и полевых командиров, вначале подняла верхнюю планку численности армии до 200 тысяч человек, а после февральских минских соглашений и вовсе до 250 тысяч. Для чего наращивается армия, если не для войны?

Ещё один признак подготовки к возобновлению боевых действий – активизация политиков в вопросах закупки оружия и поставок его в качестве «помощи». От парламента вопросами поставок вооружений занялся экс-секретарь СНБО, первый заместитель спикера Андрей Парубий, поездка которого в США больше напоминала не деловой визит, а смотрины будущего украинского президента. От исполнительной власти координировать поставки оружия назначен экс-президент Грузии Михаил Саакашвили, занимающий ныне должность старшего советника Порошенко. Впрочем, и сам Порошенко не отстаёт от подчинённых, выпрашивая оружие в Австралии и договариваясь о его приобретении в Саудовской Аравии.

Разумеется, надежды на обретение украинской армией некоего чудо-оружия сродни психозу в Третьем рейхе накануне его падения. Основная причина – отсутствие специалистов, умеющих использовать это «вундерваффе». Впрочем, «инструкторами» для его освоения Украину взялись обеспечить и США, и Великобритания, и Канада, и Польша с Прибалтикой. И прибытие значительного количества «инструкторов», включая три сотни американских десантников, тоже есть признак подготовки к возобновлению боевых действий.

Ещё красноречивее говорит о том, что Донбассу осталось совсем недолго наслаждаться относительным военным затишьем, концентрация войск и бронетехники на ряде ключевых направлений, включая соседний с Горловкой Артёмовск и окрестности донецкого аэропорта. Не так гладко обстоит дело с отводом артиллерии, согласно требованиям комплекса мер, согласованного в Минске 12 февраля. Несмотря на бодрые реляции Киева об окончании процесса отвода, отведены далеко не все артсистемы и системы залпового огня, а наблюдатели ОБСЕ так и не получили доступа в ряд районов базирования украинских войск.

Если официальные лица всячески избегают анонсировать новый виток войны, то политики рангом пониже, вроде депутатов-радикалов, прямо говорят, что им наплевать на все требования Минска-2 и боевые действия возобновятся не позже апреля-мая. А успокоится Киев, мол, лишь после полного уничтожения «сепаратистов» и возврата отколовшихся территорий. И их слова уже подтверждаются реальными шагами. В зону боевых действий массово возвращаются отпускники, которых отпустили было по домам после объявления перемирия, офицерам ВСУ уже поставлены сроки, не позднее которых они все обязаны вернуться в войска.

Цикл завершается. Пополнившись, перегруппировавшись, восстановив материально-техническую базу, украинские войска готовятся к новому удару. Чтобы в очередной раз доказать, что с людьми, посылающими их в бой, нет никакого смысла договариваться о мире. А Мишико Саакашвили с экрана телевизора подбадривает: «Украинцы – не просто европейцы, это лучшие европейцы. Украинцы сражаются не просто за свою свободу… это последняя линия обороны между Соединенными Штатами и … Россией».

Автор Александр ГОРОХОВ

Источник



  1. Комментов пока нет

  1. Трэкбэков пока нет.